Кнарик Хартавакян 8.01.17 21:10

СЭДЕ ВЕРМИШЕВОЙ

ДОРОГАЯ СЭДА КОНСТАНТИНОВНА! В том и дело, что сегодня "люди альтруистического склада не востребованы", а прощелыги, мошенники пользуются "спросом" и успехом... Каково время, таковы и персонажи, "герои" этого времени!.. А если честных, умных и совестливых выпишут наши писатели, сценаристы, то их печатать, спонсировать не станут, ленты не снимут по их произведениям... Но с Божьей помощью есть такие герои смелые и благородные, и есть такие творцы честные и правдивые! Ими слагается Летопись времён, что востребуется всё же как потомками, так и современниками, что жаждали и жаждут Света и Правды, жизни без них не представляя.

с почтением и признательностью Ваша Кнарик
Сэда Вермишева 5.01.17 21:45
КНАРИК ХАРТАВАКЯН.

Люди альтруистического склада сегодня не востребованы. Востребованы прощалыги. Литература пусть и опишет их преуспевание, их натуру .Гоголь бы описал.
Кнарик Хартавакян 30.12.16 22:37
..........................................
Как точно, ярко, осязаемо почти сказано выше Дворцовым!..

" Мы отчаянно истосковались по красоте и величию мира, мы возжаждали чистоты переживаний, взалкали высоты идеалов. И совершенности человека.
Двадцать лет шоковой психотерапии оттянули маятник нашего сознания в крайнее положение. Так наступил момент, когда разгул нравственного либерализма ушибся о совесть. Тут тонкость: стыдливость (или бесстыдство) – понятие общественное, воспитываемое семьёй, школой, национальной культурой, государственной идеологией, религией, оно приходит-проходит по причинам внешним. Совесть же всегда лична. "

с признательностью
Дворцов 29.12.16 23:33
МОЛОДЫМ ЛИТЕРАТОРАМ

Гоголь о Пушкине:
«Это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нем русская душа, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла».

Да вот и сам Гоголь является нам через двести лет! Ну, просто не мог бы он не явиться – ибо те грязевые хляби, что выплеснуло на нас наше бесстыдное время, тот спуд мерзости и нечисти, что придавил за двадцать лет разрешения всего, что не запрещено, дальше терпеть не-воз-мож-но.
Гоголь, бесценный наш Николай Васильевич, родной каждому русскому с первых шагов грамотности, и далее по всей-всей жизни исполняющий наши сердцебиения незамутимой светлостью чувств и помыслов, сегодня, как, пожалуй, ещё никогда, оказался нужен России. Потому как совесть наша уже сдавлена-сжата-спрессована в крайнюю, в ядерно взрывную плотность. Мы отчаянно истосковались по красоте и величию мира, мы возжаждали чистоты переживаний, взалкали высоты идеалов. И совершенности человека.
Двадцать лет шоковой психотерапии оттянули маятник нашего сознания в крайнее положение. Так наступил момент, когда разгул нравственного либерализма ушибся о совесть. Тут тонкость: стыдливость (или бесстыдство) – понятие общественное, воспитываемое семьёй, школой, национальной культурой, государственной идеологией, религией, оно приходит-проходит по причинам внешним. Совесть же всегда лична. Да, её можно затравить, приглушить и усыпить, но может она и быть «отворена у разбойника лютого». В каждом случае на то Божья воля. Однако, она изначально и конечно внутри каждого.
Гоголь является нам! Гоголь – самый целомудренный гений русской литературы – только он сегодня и может своим лучезарным присутствием ожечь пролежни и выпарить мокроты тревожно приболевшего современного языка. Речь об активно-напористом внедрении в нашу литературу живописаний органов и актов.
Да, всегда были, и будут нравственные уроды, наслаждающиеся оскорблением – безнаказанным оскорблением! – общепринятой морали. Но в законные времена они знают своё место и пакостят на туалетных стенах. Ноне же их идиотизмы тиражируют, патологии поощряют русофобскими букерами и нацбезами, мздоимные критики подводят абиссальную философскую базу под самоидентификационные сальности и брутальную клубничку, а голубой экран постулирует их нравственную нано-нормальность.
И где вы, протестующие?.. в каких катакомбах?.. Ну, да, понятно – вороны мечутся по-над Апиевой дорогой, голодные вороны…
Неужели так беспросветно? А если взглянуть с другой стороны? Пусть смычный хор адвокатов дьявола неистово громоздит себе и своей клиентуре мадригалы на панигирики, – но ведь не услыхать ему эха от глушимого и слепимого народа! Пусть подряженные за щепотку серебряников похоронщики традиций запускают хурултайно-сонмищный титановый ковчег, – но семь пар чистых и семь пар нечистых вряд ли погребут в указанном направлении.
Нет, опять у наших литературных бульвардье что-то не сопрягается.
Потому как, при общенародной безмолвности, все ж понимают, что втюхиваемое с лотков «новое, молодое слово» – это давно истасканная пошлость. Присяжно одинарная, обтруханная и не на раз пережёванная.
Ах, Николай Васильевич, Николай Васильевич, когда и кому писано:
«В движении торговли, ума, везде, во всем видел он только напряженное усилие и стремление к новости. …. Книжная литература прибегала к картинкам и типографической роскоши, чтоб ими привлечь к себе охлаждающееся внимание. Странностью неслыханных страстей, уродливостью исключений из человеческой природы силились повести и романы овладеть читателем. Всё, казалось, нагло навязывалось и напрашивалось само, без зазыва, как непотребная женщина, ловящая человека ночью на улице, всё одно перед другим вытягивало повыше свою руку, как обступившая толпа надоедливых нищих». (Рим).
И, да, поэзия – дело молодое. При этом, увы, молодость зачастую не зря ассоциируется с глупостью, и из этого почему-то выводится необходимость – поэт должен быть … простоват.
Однако ж Дант, Гёте, Тютчев, Волошин – даже в весьма преклонном возрасте, хоть и мудро, но (как и Егор Исаев, и Николай Рачков) писали очень молодо. То есть, в гениях страстная сила слышанья мира в себе и чувствления мира вокруг, необходимые для поэтического взлёта, удивительным образом сохраняются до конца земного пути, превозмогая неизбежную для академических познаний строгость-сухость, а для жизненного опыта – рачительную осторожливость. Успешность поэта не в случайной или нарочитой неграмотности, а в искренности – искре таланта.
Второе заблуждение: молодость, – ну, это ж просто обязательный бунт. Идейный или формальный, политический или социальный. И – да, да! – сексуальный. Отрицать традицию, ломать формы, бежать, пачкать, оскорблять. Но честный-то, последовательный протест против всех и вся – это не порча чужого имущества, не пошлая модернистская буза, а разрушение всего и вся в себе. В себе. Через наркотики, алкоголь, адреналин... Однако такое саморазрушение есть удел несчастно бездарных, не рождённых к созиданию нарциссов. Тех, кто, ах, не может различить самопоцелуйность с поцелуем Бога.
Союзники! Сотрудники словом и сослужители Слову!
Ну неоспоримы границы меж мыслью и высказанностью, меж словом звучащим и записанным. Надписанным и напечатанным. Ведь напечатать, это уже «запечатать». И запечатлеть. Отвечать-то приходится по нарастающей.
О матерщинниках и сексосмакователях. Пусть бесстыдство времени выпустило и выхлестнуло мат и похабство из отхожих мест на страницы «престижных» и даже «патриотических» изданий, но мы-то понимаем, что весь этот эпатаж натуралистичностью – обычная профессиональная беспомощность. Бесталанность. Ведь это неспособный создать образ, ради того, что б запомнится публике, вынужден шокировать её и штучковать перед ней. Это необученный ремеслу обречён пачкунствовать и геростратствовать. Потому-то Толстому и не требовалось макать перо в скверну для описания героизма, Достоевскому – нравов Мёртвого дома, Бунину – тайной красы отношений ночи.
И Верещагина мы чтим, хоть он и не пририсовал усы Джоконде.
«Всё это честолюбие, и честолюбие оттого, что под язычком находится маленький пузырек и в нём небольшой червячок величиною с булавочную головку, и это всё
делает какой-то цирюльник, который живет в Гороховой».
Мартобря 86 числа. Между днем и ночью.

Кнарик Хартавакян 28.12.16 22:28

Дополнение.........................

И естественно, важен вывод, завершающий резолюцию "круглого стола, что вёл Вячеслав Лютый:

"Необходимость положительного, собственно героического начала в нашей литературе – требование настоящего дня. Именно так можно преобразовать нынешнее российское общество, у которого множество пороков и недостатков, в завтрашнюю Россию, когда слова Родина и государство не будут антагонистами."

-----------------------------------------------------------------------------------
Извините, ещё обязана сказать: опечатка допущена в спешке мною!

Нужно читать: "начала ярко-ГЕРОИЧЕСКОГО..."

Надеюсь, что тема "круглого стола" выльется и в дальнейшую дискуссию на сайте. Может, на Рождественской неделе...

с уважением, извинениями
Кнарик Хартавакян 28.12.16 18:28

Интересная публикация, тема же важнейшая!.. Хотя полного раскрытия тут не нашла, как отметили уже И. Смирнов, Н. Ольков, А. Говоров. Согласна с ними, дискуссию дополнили бы Дворцов, Ефимовская, Ягодинцева, Большакова, Блехман... И ещё Сэда Константиновна Вермишева!.. Ещё осенью, если помните, Сэда Константиновна часто поднимала в полемике вокруг иных статей эту тему «Герой нашего времени в современной российской литературе», горячо говорила, что нынешним лит. героям не хватает ГЕРОЙСТВА, способности на ПОДВИГ, начала ярко-ГЕРОЙСКОГО, РОМАНТИЧЕСКОГО, альтруистского поведения что ли... Освещения этого не хватает в произведениях нынешних...
Алексей Говоров 27.12.16 22:38
Согласен с Игорем Смирновым, что для полноты обсуждения явно не хватало тех литераторов, которых он перечислил. К ним бы ещё добавил Григория Блехмана. Хоть критиком он себя не считает, но его литературоведческие статьи, которые были в разное время на сайте, а потом вошли в его книгу "Когда строку диктует чувство", отмеченную разного рода литературными премиями, свидетельствуют о том, что и критик он серьёзный.
Ну, а "муляж в виде Прилепина", действительно, уже втирается в мозги людей, которые мало искушены в оценке литературных произведений. Этот господин является лишь успешным "проектом" власти. Как и Шаргунов.
Николай Ольков 27.12.16 22:28
Резолюция, скорее, выдает желаемое за действительность. Герой нашего времени, если литература сумеет его четко обозначить, явно не из раздела околонаучной фантастики, о которой тоже пытались порассуждать. Ж. Джармин ещё более все запутала петушком на палочке и пассажем об американских фильмах. Строгого анализа состояния сегодняшней "героической" литературы не прозвучало. И уж совсем наивными кажутся надежды на "нынешних двадцатилетних". Мы обсуждали как-то рассказ хорошенькой девочки, где совсем не было литературы, но его впендюрили на сайт по каким-то соображениям. Что могут выдать молодые? Ждать от них "Тихого Дона" или даже Красновского "Заполья" не приходится. К созданию образа героя времени приведет опыт жизни со сложнейшими коллизиями, пережитыми автором. Выдумать его нельзя.
Игорь Смирнов 27.12.16 21:37
Тема скорее лишь заявлена.
Благодаря тому, что Лютый и Тимофеев все-таки отдают себе отчет в том, чем отличается русская литература от всякой иной, им удалось определить тот ракурс, с которого тема должна рассматриваться. А протоиерей Геннадий и Джармин если не как критики, то хотя бы как люди культурные обозначили некие противоречия в нашем современном культурном пространстве.
Бараков говорил не о литературе, а о своих вологодских иудушках головлевых во власти.
Замлелова не вышла за рамки тех риторических фигур, которые используются наиболее массовым и, к сожалению, нынешним нашим медийным пространством наиболее востребованным типом современного критика (к сожалению, я в этот ряд и Бондаренко отношу), занятого коммерческим продвижением авторов и от смыслов русской литературы далекого.
Вместе с репликами из зала публикация эта отражает полноту знаний и суеверных представлений о литературе той части общества, которая не заражена радикальным либерализмом. Но не больше.
Пожалуй, если бы Лютого и Тимофеева дополнили Дворцов, Ефимовская, Ягодинцева, Большакова - получалась бы не только заявка темы, а и её полноценное обсуждение.
Главная беда в том, что внимание круглого стола было отвлечено от русской литературы её муляжом в виде Прилепина.
Для этого Прилепин был и создан медийными службами.
 Имя: 

Комментарий:



 Введите только то,
что написано строчными (маленькими) буквами:
 ПОДсветКА