Сергей Семянников 15.04.18 09:16
НЕБЕСНЫЙ ОБСТРЕЛ

Николаю Ивановичу Тряпкину

Столько минуло лет, а не знаю залечивать раны чем.
Вечер ласково тих, но под сердцем такая ознобь…
Посидеть бы сейчас, посмотреть с Николаем Иванычем,
Как палят по земле, не жалеючи звездную дробь.

Эх, какие слова слышал я от распевника русского!
Что ни песня, то свет для родных и пытливых умов.
Никакой мелкоты, никакого зломыслия узкого,
Только кладезь добра из душевных его закромов.

Клюев, Тряпкин, Рубцов. Златоустые три Николаюшки!
Любит по трое Бог. Правда любит не сразу, а врозь:
Кто из них не стоял у судьбы одинокой на краешке,
Кто из них не терпел за крестьянскую черную кость?

А не в той ли кости все, что надо порой человечеству?
Убери, и вся жизнь превратится в сплошное ничто.
Нет, ломают ее, как ломают хребтину отечеству,
И оно без хребтины летит, словно пыль в решето.

«Все свое нараспыл. А чужому в лодыги, да под ноги:
То народ-верхогляд, то верхи инородных кровей.
Народится герой – воспевают заморские подвиги.
Народится пророк – верят тем, кто на слово кривей.

И живут в холуях, друг за друга цепляясь поживою.
А потом на дыбы! Чтоб друг друга башкой о комли»…
Это все говорил мне когда-то с тоскою не лживою
Самородок всея круто сдобренной кровью земли.

О, тюлюкская ночь, я не знаю залечивать раны чем.
Но в какие слова превращается сердца ознобь!
Посидеть бы сейчас, помолчать с Николаем Иванычем:
Он-то знал, для кого предназначена звездная дробь.

Вот мы все, как один! Чернокостная шатия-братия.
Не страна, а мишень посреди "безгреховных земель".
Разве божьи полпреды и чья-нибудь там новократия
Защитят от обстрела открытый ветрам Иремель*?

Так и надо стоять беззащитно в небесной обители.
Так и жертвовал сердце великий мудрец от сохи.
И куда вам тягаться, чужой доброты расхитители,
До святых алтарей, где рождаются эти стихи?

Воспеваю обстрел. Дабы жить, как предтечи великие:
Холя белую кость, превращаются часто в ничто.
Без ранимой души все мы так – недолюди безликие,
Уцелевшая тля, что летит, словно пыль в решето.

* – Горный массив на Урале.
** - Смотрите на YouTube видео "Николай Тряпкин + Семянников"
Борис Басманов 26.03.18 04:58
Николай Иванович ТРЯПКИН -
самородок отечественной поэзии.

«Уж, видно, тот нам
выпал жребий…»
Николай Тряпкин.

Войне конец… Весна! Покой!..
Душа оттаяла, запела,
И полились стихи рекой
Родного, русского напева.

Красу он людям открывал,
Природы, Жизни обновленья.
В стихи как злато отливал
Слова в минуты вдохновенья.

Поэт боялся расплескать
Души прекрасные порывы,
Вкушая Неба Благодать,
Жил и творил неторопливо.

Чтобы народ не спал, - прозрел,
Чтобы жила в веках Россия
Он страх ЗАБВЕНИЯ презрел,
Сказал и смело, и красиво:

«Власть и народ – всегда, везде «едины».
…Но «там» - всегда зерно, а «тут» - всегда остины»…
Валерий Шелегов 1.03.18 10:03
Жаль, редко заходит на сайт РП наша писательская братия. А уж помочь кому...Чем момогу. Отослал, получив пенсию. Бог в помощь.
Николай Переяслов 26.12.17 11:57
Старица - один из маленьких, но прекрасных городков в России, с историей которого связаны имена св. Патриарха Иова, государя Иоанна Грозного, русского механика Льва Сабакина, адмирала Владимира Корнилова, великого русского поэта Александра Пушкина, знаменитого клоуна Карандаша (Михаила Румянцева), а также многих других известных людей, включая поэта Николая Тряпкина. В начале 1990-х годов я три года жил в этом городе, работая в газете "Старицкий Вестник" и православном храме Святого Ильи, дружил со здешними краеведами Александром Шитковым и Виктором Хотулёвым, от которых узнал многое о Старице и живших в ней в разные годы интересных людях. В Берново и Малинниках часто бывал Пушкин, в Коноплино - Лажечников, эти сёла находятся тоже на старицкой земле.
Вот и имя замечательного поэта Николая Тряпкина сегодня возвратилось на улицы Старицы, там бы сейчас организовать ежегодные поэтические фестивали его имени, такие же, как Пушкинские праздники, проводящиеся в Бернове, только бы власть поддержала такую идею... Так что я желаю моей любимой Старице и её руководству полновесного возрождения культурной жизни на её земле, чтобы этот город открыл нам замечательные новые литературные имена. А всем, кто принимает участие и помощь в утверждении памяти поэта Николая Тряпкина - огромное спасибо!
Владимир Королёв 21.12.17 21:38

По окончанию работы Учредительного собрания Лиги медиков-литераторов им. А.П.Чехова (см. Главную) секретарь СП РФ Виктор Кирюшин рассказал коллегам о ситуации с могилой Николая Тряпкина - и тут же пошла "шапка" по кругу. Спасибо, друзья!
Владимир Королёв, председатель совета Лиги
Алексей 8.12.17 14:57
Грядущие сородичи мои
Да озарятся светом разуменья
И поведут все корешки свои
От дальней даты моего рожденья.

И скажут так: "Вот наши древеса
Они всегда раскидисты и юны.
У нас в роду не Божьи чудеса,
А золотые дедовские струны."
Геннадий Иванов 6.12.17 18:14
Андрей, доброе дело ты сделал. Спасибо тебе от имени учредителей карты.
Андрей Бениаминов 5.12.17 20:57
Я свой посильный вклад сделал. Надеюсь, что другие писатели также не пройдут мимо.
Николай Тряпкин 1.12.17 20:58
Летела гагара...

1
Летела гагара,
Летела гагара
На вешней заре.

Летела гагара
С морского утеса
Над тундрой сырой.

А там на болотах,
А там на болотах
Брусника цвела.

А там на болотах
Дымились туманы,
Олени паслись.

2
Летела гагара,
Кричала гагара,
Махала крылом.

Летела гагара
Над мохом зеленым,
Над синей водой.

Дымились болота,
Дымились болота
На теплой заре.

Дымились болота,
Туманились травы,
Брусника цвела.

3
Кричала гагара,
Кричала гагара
Над крышей моей.

Кричала гагара,
Что солнце проснулось,
Что море поет.

Что солнце проснулось,
Что месяц гуляет,
Как юный олень.

Что месяц гуляет,
Что море сияет,
Что милая ждет.

1990


Листья дубовые

Листья дубовые! Листья дубовые!
Стук желудей!
Пусть расползутся ненастья суровые
С наших полей.

Пусть улыбнется нам солнышко ясное,
Звезды горят.
Листья дубовые! Сучья угластые!
Злат листопад!

Добрую силу, густую, медяную,
Дайте ветрам.
Сыпьтесь в рубашку мою полотняную,
Кланяюсь вам!

Сыпься, прошу, в рукава мои белые,
Стук желудей!
Пусть они, ветры, веселые, смелые,
Грянут скорей.

Сыпьтесь в мое полотно непорочное,
Кланяюсь вам!
Пусть они скроются, грозы полночные,
Злобные к нам.

Дайте собрать вашу сень многодумную,
В узел связать.
Дайте средь поля на дерево шумное
Узел поднять.

Листья дубовые! Сучья угластые!
Злат ворошок!
Дайте подвесить под сени гривастые
Думный мешок!

Пусть он качнется под той наговорною
Кущей моей.
Пусть она схлынет, вся нежить упорная,
С наших полей.

Добрую силу, густую, медяную,
Дайте ветрам.
Сыпьтесь в рубашку мою полотняную,
Кланяюсь вам!

1992


Море

Белая отмель. И камни. И шелест прилива.
Море в полуденном сне с пароходом далёким.
Крикнешь в пространство. Замрёшь. Никакого отзыва.
Сладко, о море, побыть на земле одиноким.

Где-то гагара кричит над пустынею водной.
Редкие сосны прозрачны под северным светом.
Или ты снова пришёл - молодой и безродный -
К тундрам и скалам чужим, к неизвестным заветам?

Что там за тундрой? Леса в синеве бесконечной.
С берега чайки летят на речные излуки.
Снова я - древний Охотник с колчаном заплечным,
Зной комариный в ушах - как звенящие луки.

Что там за морем? Лежат снеговые туманы.
Грезят метели под пологом Звёздного Чума.
Мир вам, земля, и вода, и полночные страны,
Вечно сверкающий кряж Ледяного Угрюма!

Сколько веков я к порогу Земли прорубался!
Застили свет мне лесные дремучие стены.
Двери открылись. И путь прямо к звёздам начался.
Дайте ж побыть на последней черте Ойкумены!

Мир вам, и солнце, и скалы, и птичьи гнездовья,
Запахов крепкая соль, как в начале творенья!
Всё впереди! А пока лишь - тепло да здоровье,
Чайки, да солнце, да я, да морское свеченье.

Белая отмель. И камни. И шелест прилива.
Море в полуденном сне с пароходом далёким.
Крикнешь в пространство. Замрёшь. Никакого отзыва.
Сладко, о море, побыть на земле одиноким.

1961
 Имя: 

Комментарий:



 Введите только то,
что написано строчными (маленькими) буквами:
 ПОДсветКА