Александр ЧАШЕВ (Архангельск)

ЧИТАЯ СТРАНИЦЫ МИНУВШИХ ВЕКОВ

Продолжение. Начало

Бурей надломленный нежный цветок

Где глаз людей обрывается куцый,
главой голодных орд,
в терновом венце революций
грядет шестнадцатый год.

В.Маяковский

Календарь 2016 года полностью совпал с 1916-м. Будут ли «близнецами» (не дай Бог) по содержанию 2017 и 1917 скоро узнаем, а пока, читая номера газеты «Архангельск» за январь 1916 года, попытаемся разглядеть некоторые приметы переломных событий с «нашей колокольни», ибо прав Публилий Сир: «Всякий день есть ученик дня вчерашнего».

Мировая война – главная новость всех номеров. Лаконичны они. От 28.01.1916: «Наши миноносцы у Анатолийского побережья открыли сильный огонь по подводной лодке. Та быстро погрузилась. Результат не известен».

Не было в те времена дронов, спутников и зомбоящиков с отчётами о победах. Зато авторам тех сообщений вполне могут позавидовать и современные журналисты. Пример – новость в номере от 31 января: «Война с Турцией. Наше продвижение продолжается, причём все наступательные попытки противника прекращаются огнём».

Универсальная фраза, к любым событиям можно применять.

Лаконична и заметка в номере от 19 января «О капитуляции Черногории»: «Страна занята. Черногорские войска разоружены. В Австрии торжествования по поводу огромного политического значения этого факта».

Год 2016, торжества по случаю вступления Черногории в НАТО?

Война требует жертв. Погибших, если была возможность, на поле боя хоронили, увечные солдаты домой отправлялись. О них говорится в «Положениио пенсиях нижним чинам, утратившим способность к труду вследствие ран, повреждений или болезней, полученных ими от прохождения военной службы». Годовой оклад при полной (100%) утрате способности к труду назначался в 168 рублей, при «слабой» (от 10 до 40%) – 30 рублей. Пенсии назначались на срок от одного до трёх лет, с условием переосвидетельствования. Вдруг нога вырастет новая?

Кстати, в пользу двуногих фронтовиков весь январь проходили в городском торгово-промышленном собрании концерты «На сапоги солдатам».

Из рекламных объявлений того времени узнаём, что свинина и гусь продавались в архангельских лавках по 40 копеек за фунт. То есть военный инвалид мог приобрести на пенсию в 30 рублей примерно 34 кг. свинины или гуся, на 168 рублей – в 5,6 раз больше, то есть 190 кг. Нынешний пенсионер может купить в наших магазинах на среднюю пенсию в 12 тыс. рублей примерно 48 кг. свинины. Почувствуйте разницу.

Мяса много не бывает в трудные времена. Да и откуда ему взяться, если главный кормилец ушёл на войну. Потому в Петрограде на январском заседании Особой комиссии по продовольственному делу предложено рассмотреть вопрос «о сокращении потребления мяса населением по всей Империи», с установлением трёх дней, в течение которых «не разрешалось бы употребление в пищу мясных продуктов всех сортов», равно и торговля ими.

Вот оказывается, кто виноват в мясных страданиях нашего народа, длившихся более восьми десятков лет?

Мяса мало, цены - выше. И потому правление Общества потребителей «Борьба с дороговизной» извещает членов о дне и месте собрания. Демократия в действии?

И не только в гражданском сообществе. Об этом заметка раздела «В уездах», в которой рассказывается о ходатайстве священника Лисестровского прихода П.Сергеева перед местным епископом о назначении формального следствия против священника того же прихода Иоанна Фёдорова, обвиняемого в «предосудительных действиях по службе и против него».

Не узнал о выводах следствия нижний чин церковной иерархии, некролог об уходе которого из суетного мира гласит: «28 сего января волею Божею тихо скончался заштатный диакон Павел Николаевич Абрамов».

Следует сказать, что церковь в те времена состояла на государственной службе, управляясь Святейшим Правительствующим Синодом, возглавлял который обер-прокурор из светских чиновников, назначаемый императором. Здания, сооружения, свечные заводики, лавки, хоругви, иконы и прочие церковные атрибуты находились в государственной собственности. Вот и странно слышать призывы нынешних иерархов о необходимости «возвращения» РПЦ не принадлежавшего ей никогда имущества.

Находились граждане несознательные, покушавшиеся на него и в те годы. В заметке «О святотатстве» читаем о проступке студентов Киевского университета Шумейко и Герасимова, похитивших бриллианты (!) с иконы Божией Матери в первой (!) Гомельской гимназии. Не иначе на дело революции конфисковали драгоценности у школяров будущие комиссары? Приговорены за это они к четырём годам исправительных арестантских отделений.

Славное начало биографий революционных.

Не думали о скорых сменщиках царедворцы, помогая им материально. В номере от 19 января помещена заметка «Забота об улучшении положения ссыльных». Из неё узнаём, что десять тысяч рублей переслано по телеграфу в распоряжение Тобольского губернатора «на устройство складов и лавок в районах водворения ссыльных, чтобы приблизить к ним пункты, где они могли бы приобрести продовольствие по доступным ценам». Кроме того, поручено организовать горячее питание по пути следования ссыльных. Переведены также суммы для выдачи ссыльным пособий на пропитание и одежду.

Умиляет царская забота о революционных кадрах.

С врагами Отечества боролись не только штыками и пособиями. Главным начальником Петроградского военного округа издано обязательное постановление, запрещающее использование немецкого языка в объявлениях, рекламах, этикетках, бланках и т.п. надписях. Нарушителей ожидало заключение в тюрьму или крепость до трёх месяцев, либо денежный штраф до трёх тысяч рублей.

Рядом с этим актом опубликовано весьма своевременное объявление: «Желаю брать от англичанина или англичанки уроки английского».

В следующем номере переориентировавшиеся на английский мир сограждане извещались о выходе в свет первого номера «Известий общества сближения России с Америкой». В разделе «Объявления» журнала 16 американских фирм предлагают свои изделия.

Через два года доставят. Для хранения концентрационные лагеря на севере организуют,казнями и расстрелами людей запомнятся интервенты.

Имеется в наши дни крайнее мнение - вредят нам их потомки, запретить неплохо бы язык американский. Может, счастье обретём? Или хотя бы его иллюзию.

За ними стремились наши предки в электротеатры. Звучат иногда пророческие и всегда поэтические нотки в названиях картин январского 1916 года репертуара: «Счастье вечной ночи»; «Трагедия близорукости»; «Ценою крови, ценою по жизни»; «И все сердца слились в одно»; «Слёзы любви и радость любви» и сверх программы - «Женские истерики»; «Любовь статского советника»; «В тисках азарта»; «Закон дикаря»; «Бурей надломленный нежный цветок»; «Я и моя совесть»; «Бездомные»; «Во имя Отчизны»; «Любовь героя».

О последней сказано в рекламе: «Боевая картина, сильная патриотическая драма в трёх частях».

В какой из них мы нынче обретаемся?

На хлеб и зрелища надо зарабатывать. Объявления по теме: «Нужна девушка для комнатных услуг»; «Нужна опытная бонна»; «Складу требуется писец (можно барышня)»; «Специальный конюх ищет место» и, наконец, занявшее первое место негласного рейтинга образности: «Молодец требуется к лошадям при перевозке грузов». Поэзия. Это вам не из наших скучных дней - «ищем трезвых грузчиков».

Зрелища стоят денег и потому доходы от них можно в суровые времена налогом обложить. С 1 февраля 1916 года введён в действие налог с билетов для входа на публичные зрелища и увеселения.

Маловато будет. Добавили налог на тотализатор, на конных бегах он будет собираться, лишь «на время войны».

Несправедливо и сверхприбыли иметь в дни бедствий – придумали и ввели «временный» налог с прибылей, превышающих 3%, и размеры его от 20 до 40% прироста.

Увы, веселее не стало. Об этом заголовок статьи: «Недостаток сахара и пшеничной муки». И как вопль отчаяния: «Окончательная распродажа 50 шт. канареек».

И в эти тревожные дни находились непатриотичные сочинители, лившие словесные воды на мельницы врага. И потому: «Вологодский вице-губернатор действ. стат. сов. Фукс назначен цензором драматических сочинений при главном управлении по делам печати».

На всякий случай надо бы узнать фамилию нынешнего вологодского вице-губернатора.

И всё-таки не ведает народ о сгущающихся тучах грозовых, надеется на «авось» да «небось», уходит прочь от плохих мыслей. Или от себя? В разделе «Происшествия» газеты «Архангельск» от 29 января опубликована заметка «Скрывшаяся девочка». В ней приведена краткая информация об одиннадцатилетней крестьянской девчушке, определённой прислугой в город, заканчивается она просто и тоскливо: «забрав в узелок свои вещи, днём вышла из квартиры, никому не сказавшись о своём уходе, и до сего времени не возвратилась».

Словно о России говорится.

Лихо в почесть

В номере 45 от 9 ноября 1838 года «Архангельских губернских ведомостей» опубликовано извещение Вологодского губернского правления, заканчивающееся словами: «бывших станционных смотрителей коллежского регистратора Ивана Шипулина и отставного подпрапорщика Петра Заболотского, судившихся за лихоимство, считать от службы отрешёнными».

Лихоимство, в дословном переводе со старославянского, - «зло имеющий». Церковнославянский словарь даёт следующие его значения – «взымание лихвы, вымогательство, любостяжание, взятки». Лихоимец – тот, кто берёт взятки, мзду, подношения за выполнение своих должностных обязанностей.
В наши времена явление это именуют требующим перевода с латыни словом коррупция, а лихоимцев – коррупционерами.

Осудили станционных чиновников в девятнадцатом столетии за дела, которые совсем недавно считались вполне законными.

В Московском государстве XVI—XVII вв. лихоимством признавались только взятки судьям. До петровских преобразований государственные чиновники жили благодаря «кормлениям», то есть на средства, поступающие от лиц, заинтересованных в их деятельности.
Поговорки и пословицы сохранили дух тех времён: «Не подмажешь — не поедешь», «Всяк подьячий любит калач горячий», Земля любит навоз, лошадь — овес, а судья — принос» и другие, увы, сохранившие злободневность и в наши дни.

Благоденствовали, процветали мздоимцы в семнадцатом веке. Лишь один раз, в 1648 году, для усмирения Соляного бунта русскому царю пришлось казнить двух особо ненавистных народу коррупционеров - главу Земского приказа Плещеева и главу Пушкарского приказа Траханиотова.

И вновь ручейки и реки мзды потекли в карманы и сундуки «кормящихся».

Некоторое представление о содержании и форме подношений, круге лиц, их получающих,даёт изучение приходно-расходных книг за 1658-1698 годы монахов Антониево-Сийского монастыря, ездивших по делам в Москву, выдержки из которых опубликованы Кассианом Любарским в пятом-шестом номерах журнала "Известия общества изучения Русского Севера" за 1919 год.
В конце тетрадей стоят подписи о проверках расходов казначея и других должностных лиц монастыря.

Справка: Свято-Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь расположен в Холмогорском районе, в 160 км. к югу от Архангельска. Основан в 1520 году. В 1599 – 1605 годах здесь отбывал ссылку Фёдор Никитич Романов, отец основателя династии Романовых, насильно постриженный в монахи с именем Филарет, впоследствии Патриарх Московский и Всея Руси.

Итак, выдержки из книг за 1658 год.
«Москва: Патриарху – ведерко рыжиков и пирог за 8 алтын. Пирогами и деньгами: 8 дьякам (разных приказов – прим.автора), 5 подьячим и некоторому количеству приставов, сторожей и челяди».
«Новгород. Митрополиту (Новгородскому – прим.автора) – свежей рыбы на 3 рубля, образ «на оклад» и пирог за 8 алтын 2 деньги; казначею – пирог за 8 алт.2 д. и 20 алтын деньгами. Прочим – 5 рублей».

Записи за 1671 год.
«Ходили челом ударить и бить челом бывшему протопопу Ермилу Михайлову, чтобы он пожаловал челобитную освобождении пошлин верх подал потому что бывает у Государынь Царевен, несен ему в почесть пирог да и 5 алтын 2 деньги».

Следующая: «...челобитную подносил думному дьяку Лукьяну Голосову и о деле нашем радел и спомогал и за ту бродню и волокиту дано ему 30 рублей денег».

Ещё раз не лишне повторить - все подношения «в почесть», «в потешение», «от письма и записи», «чтобы пожаловать изволили» и т.д., дававшиеся вполне открыто, не считались в семнадцатом веке взятками, рассматривались как нечто естественное и необходимое.
Так например, в тетрадке за 1674 год описывается факт приобретения монахами за 3 рубля бобра для подношения Новгородскому митрополиту Иокиму, «и того бобра митрополит не взял потому что поизмялся и тот бобр оставлен в Москве у старца Илария».

Росли с годами объёмы подношений, расширялся круг одариваемых лиц. В тетрадке за 1678 год читаем: «Взято продуктов и вещей из монастыря и Вологды: сёмги просоленной 118 пудов, палтасины 25 пудов, трески 13 пудов, рыжиков 7 пудов, вина 10 ведёр, образов чудотворца Антония на золоте 7, на красках 8. В Моске роздано продуктами и вещами: Патриарху, одному епископу, 7 монахам разных чинов, 2 священникам, 2 боярам, 2 князьям, 18 дьякам разных приказов, 23 подьячим, 5 стрельцам, 34 слугам разных званий, 1 привратнику, 5 купцам, 1 стряпчему и некоторому количеству отдельно неупомянутых людей. Роздано деньгами: «в почесть» 1 р.8 алт. 2 д. , на три пирога 10 алт.».

В 1698 году продукты, ценности и деньги вручались: патриарху, 4 епископам, 20 монахам разных чинов, 9 боярам, 4 стольникам, 2 князьям, 2 дворянам, 10 дьякам, 14 подьячим, 1 стряпчему, 11 сторожам и большому количеству дворовой челяди.

Умение находить «нужных людей» приходило с годами. Особая роль в этом деле отводилась бывшему сийскому монаху Паисию. В 1676 году он стал казначеем при патриархе и до смерти, последовавшей в 1694 году, фактически руководил политикой монастыря. С ним решались как детали крупных денежных операций, так и шитья шуб «благодетелям». Память о нём запечатлена в тетрадях записями вроде: «По приказу старца Паисия», или «По его отца Паисия повелению».

За какие услуги делались подарки?

За отвод земель и соляных варниц, выигрыши в тяжбах монастыря с крестьянами, льготы в податном обложении монастырских предприятий, различного рода вспомоществования из церковной казны и от частных лиц, повышения в чинах и должностях, другие виды помощи и благодеяния на пользу монастыря и его обитателей.

Ничто человеческое не чуждо монахам, сближение, в том числе и через подношения, со знатными боярами Милославскими, Черкасскими, Хованскими, Хитрово, княжескими родами, ввело некоторых из чёрных и белых братьев в высший свет тогдашнего общества.

С 1715 года чиновникам назначили фиксированную зарплату, получение взятки в любой форме стало считаться преступлением. Гладко было на бумаге. Денег в государственной казне катастрофически не хватало. «Незаконные» взятки были для многих чиновников единственным способом выживания.

В 1721 году с образованием Духовной Коллегии, переименованной вскоре Святейшим правительствующим Синодом, ряды государственного чиновничества пополнили священнослужители. Екатерина I вернула прежнюю систему обеспечения канцелярских служащих в городах без жалования, разрешающую «брать акциденцию от дел». Акциденции в переводе с латинского — «побочные доходы» от добровольной мзды челобитчиков, то есть взятки. «Кормление от дел» вновь стало для госслужащих единственным способом существования.

Указы Александра I 1809 и 1811 гг. оставляли в силе законодательные акты Петра I и Екатерины II.

В Своде законов Российской империи, утверждённом в 1830-е годы, взяточничество подразделялось по тому, происходило ли получение неправомерных преимуществ за совершение законных действий («мздоимство») или незаконных действий («лихоимство»). После принятия в 1845 г. «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных» суды над чиновниками впервые в истории России стали достаточно обыденным делом: так, в 1853 году под судом находилось 2540 чиновников.

Попавшие в 1838 году под суд за лихоимство вологодские станционные смотрители Шипулин и Заболотский, возможно, задавали себе и судьям вопрос: «За что? Ведь наши отцы и дедичи всегда ТАК жили!».

В 1999 году заместитель генерального прокурора России Ю. Я. Чайка (с апреля 1999 года – и.о.генерального прокурора, с 2006 года – генеральный прокурор РФ) заявил, что Россия входит в десятку наиболее коррумпированных стран мира и что коррупция является одной из самых деструктивных сил в российском государстве.

Три пятилетки минуло с тех пор. И что же?

Зло имеем, оно имеет нас.

О ловле ханжей

Вот почему, архивы роя,
Я разобрал в досужий час
Всю биографию героя,
О ком затеял свой рассказ.

А.С.Пушкин (из незаконченной поэмы «Езерский»)

Архивы – хранилища памяти человеческой. Тому, кто хоть раз в своей жизни работал с пожелтевшими от времени документами знакомы чувства «осязаемости» истории, сопричастности к описываемым в документе деяниям, соучастия в судьбах давно живших лиц. Некоторые истории, записанные в бумагах XVIII столетия и опубликованные в разделе "Из былого прошлого" первого номера журнала "Известия общества изучения Русского Севера" за 1910 год, возможно, будут небезынтересными и для читателя XXI века.

***

В деле № 146 по второй описи Архангельской губернской канцелярии приведена«Инструкция для ловли ханжей в Архангельске» от 29 марта 1740 года.

Язык её, даже испорченный канцеляризмами, передаёт дух времени: «Понеже по имянному Ея Императорского Величества указу велено, ежели где некие ханжи и скитающиеся по миру являться будут, то их ловить и допрашивать, для того губернской канцелярией определён унтер-офицер и четыре солдата, обязанные поступать по следующим пунктам: Являющихся в городе Архангельске ханжей, которые иногда живут не в домах, а в шалашах, являя себя простому народу святыми и сидящих по рынкам, вымышленных рассказчиков и поющих некие басни для прельщения простого народа, дабы тем обманом тунеяцкий хлеб получить, также скитающихся по миру, как мужеска так и женска полу малолетних и престарелых всех, не обходя никого ловить и приводить в губернскую канцелярию в самой скорости без всякого послабления и упущения, дабы чрез такой способ оных тунеядцев и обманщиков вовсе искоренить».

Благими пожеланиями устлана дорога в известное место. Увы, в любые времена "пекутся" заведомо невыполнимые указы.

***

Воплощения в эпистолярном жанре достойна другая история, описанная в деле № 128 по третьей описи Архангелогородской губернской канцелярии. В эту контору из гарнизонной канцелярии поступило «доношение о репорте» от 12 декабря 1755 года прапорщика гарнизонной школы Ивана Елагина, получившего от учителя школы солдата Ивана Волкова найденную у школьника Василия Рудного «маленькую тетратку, в которой писаны противно христианского закону речи».

Пятнадцатилетний Василий Рудный через месяц, то есть 12 января 1756 в присутствии архангелогородской канцелярии «под битьём лозами допрашиван», а в допросе сказал, что нашёл «тетратку» перед Николиным днём, три дня носил её в кармане и не читал.

Не поверили школьнику сатрапы. В тот же день вторично «из истинной правды под битьём лозами он допрашиван и показал, что он во всём утверждается на первом своём допросе».

О последующих допросах «с пристрастием» документы не упоминают. То, что они имели место быть, подтверждает скупая запись «репорта» полкового лекаря Стругкофа: «8 марта 1756 года школьник Василий Рудный волею Божиею умре».

Нет человека, но проблема с крамольной бумагой до конца не решена. И потому архангелогородской губернской канцелярией издана «Публикацыя»: «По указу Ея Императорского Величества Самодержицы Всероссийской определено: оною тетратку, в силу воинскаго 18 главы 149 и 150 артикулов зжечь на публичном месте чрез палача».

Пресечена попытка оскорбления чувств верующих, наказан потенциальный «оскорбитель» и палачу дело нашлось. Конец трагедии.

***

И всё-таки не одной борьбой с «пятой колонной» жили органы самодержавной власти. Сурова её вертикаль, мечу подобна в те времена была. Попробуй, ослушайся, не выполни приказ вышестоящего начальства, голова с плечами быстро распрощается.

С другой стороны, исполнение иных указов на будущности потомков сказалось весьма благоприятно. У истоков большого дела находится, казалось бы обычное, рядовое письмо архангельского губернатора Головцына «порутчику» Ивану Шарапову от 13 апреля 1765 года: «По указу Правительствующего Сената велено земленыя яблоки, которые в Англии именуется потетесь, сажением размножать, дабы в случае хлебного недостатка некоторое подспорье сделаться могло, почему я для единого опыта на нынешний один только год купил здесь тех яблоков несколько, как и присылаю при сем, и имеете вы, разыскав пристойное к сажению оных в губернаторском саду место, оныя посадить».

Из Англии генерал-майор посылку с ценным грузом отправил и дело государственной важности не абы кому доверил, а порутчику. Да и лучшего места в саду своём для посадки картошки не пожалел.
К тому же в письме том «Описание как земленыя яблоки сажать следует» собственноручно изложил: «Взяв яблоко, во столько, во сколько частей, сколько на неё рубчиков или самородных ямочек, на подобие глаз есть, изрезать и посадить оныя части в чёрную землю, которая была бы несколько сыровата, глубиною от 6 до 7 вершков, которые осенью и вырывать и из них большие собирать, а малые пока в земле оставлять, отчего и впредь плод будет и ежели мелкие яблоки 2 года из земли не вынимать, то оные могут плод свой умножить, также и яблоки будут гораздо крупнее, трава от тех земельных яблоков вырастет от земли в высоту например аршина на полтора».

Прижились ли посаженные по забугорной инструкции «земленыя яблоки» на северной земле, какой высоты достигла ботва на дорогом для сердца губернаторши участке, что стало с первым архангельским картофелеводом поручиком Иваном Шараповым? Увы, ответы на эти вопросы архивные документы не содержат.

Модно нынче памятники по любым поводам ставить. Тюленя в граде Архангельске увековечили, может, водрузим ещё один на пьедестале в форме картошки – «Антону Головцыну и Ивану Шарапову от потомков с благодарностью за второй хлеб»?

***

Прибыл из Англии губернатор Головцын, к привычным заботам вернулся. Главная у чиновников любых веков одна - «как бы чего не вышло».

Из дела под номером 64 узнаём содержание Отношения, направленного Головцыным в губернский магистрат: «Сего 1766 года генваря 2 дня в поданном ко мне из архангелгородской полицмейстерской конторы репорте представлено, - прошедшего де 1765 году декабря 31 дня в ночных часах приведён в ту контору посацкой человек Степан Головин, который взят в хождении в ночи пьяный без фонаря и в свистании и отведён в полицию под караул».

Новый год по европейскому стилю отметил в гостях помор Головин, возвращался домой в весёлом настроении, насвистывал модный мотивчик и без фонаря обходился. Полицаи, когда не нужны, появляются незамедлительно. И фонарь не один поставят и зубы для невозможности свиста подправят.

К тому же после привода в участок выяснилось вдруг, что не простого нарушителя задержали караульщики, а «рецидивиста». И об этом факте упоминается в Отношении губернатора: «а понеже оной Головин и напредь сего, будучи в Холмогорах, чинил озорство, в чём он свидетелями и изобличён и мне было о том известие, почему и приказано было от меня за то учинённое в Холмогорах озорничество учинить ему Головину наказанье батожьём, но он Головин и за всем тем и до ныне не унялся и отважился в городе пьяной в ночное время ходить без фонаря и свистать».

И потому неотвратимо наказание и до боли знакомо «рецидивисту»: «того ради, по указу Ея Имперского Величества, мною определено: вышеписанного архангелогородца Головина отослать в губернский магистрат и учинить нещадно наказание батожьём». Подпись: Яков Головцын. Дата: генваря 7 дня 1766 года.

Одного Головина батогами били по приговору Головцына, другой в это время (с 1765 года) гранит наук в академической гимназии грыз. Михаил Евсеевич Головин – племянник Михаила Ломоносова по матери, впоследствии физик и математик, адъюнкт и почётный член Петербургской Академии наук оставил заметный след в истории развития математического образования в России как автор учебников по арифметике, геометрии, тригонометрии и механике.

Не хватало на всех батогов.

***

Родину любят. Государство, как орудие насилия «простой» народ терпит, позволяя нанятым за его деньги властям писать инструкции о ловле ханжей, их составе, лепить законопроекты о борьбе с инакомыслием или запрете ночного топота котов. Не безгранично терпение, от критической массы несправедливостей взрывается порой. Зачислившим себя в «непростые» об этом надо помнить всегда.

Свобода от корыстных расчётов частных интересов

Читаю первый номер журнала с длинным названием «Известия городского общего управления и врачебно-санитарное дело в Архангельской губернии», вышедший в ноябре 1911 года аж на 158-ти страницах. И опять впадаю в состояние дежа вю. Будто не век минул, дни пролетели. И события, явления, описанные сто лет назад, происходят здесь и сейчас.

Начинается журнал статьёй «Задачи городского самоуправления». Автор с псевдонимом В.Т-CKIЙ в преамбуле пишет: «Наше отечество позже других стран вступило на путь мирового прогресса. После падения крепостного права Россия ближе подошла к Западной Европе, и на фоне нашей общественной жизни стали появляться новые факты, напоминающие собой европейскую действительность».

В ритмах лихого казачка "подходит" Россия к Европе, то, наступая с переплясами, и тут же отскакивает вприсядку с выбрасыванием ног и опорой на собственные руки. Долог этот танец.

Обозначив вектор (европейский) развития местного самоуправления, автор довольно-таки смело для тех лет «свирепого самодержавия» указывает на главную причину российской отсталости: «Однако, полному развитию городской жизни мешает одно крупное препятствие, уничтоженное на Западе почти сто лет тому назад; этим препятствием было отсутствие той свободы, без которой не мыслима общественная самодеятельность и предприимчивость, необходимая для процветания и прогресса городской жизни».

Сто лет до 1911 года, плюс почти столько после 1917–го – препятствие в два века преодолеть лихим броском не удастся. Что ж, глаза бояться – руки делают. Задачи понятны, не отличаются они от обозначенных г-ном В.Т-CKIМ: «Перед городскими общественными управлениями встают с каждым днё всё новые и новые задачи; открываются целые области городского хозяйства, к которым городские думы почти не прикладывали своих рук, в сравнении с теми, что делают на Западе; городская санитария, удобные и дешёвые способы передвижения, жилищный вопрос, удешевление продовольственных продуктов, организация труда, украшение внешности городов и т.д.».

Знакомый перечень забот. На помощь в их решении нацелена организация самостоятельного и самое главное - независимого журнала. Вот как об этом говорит автор: «Важной чертой в специальной городской печати является то, что она издаётся не отдельными лицами, а самими общественными управлениями. При такой повестке дела эти журналы сохраняют свою самостоятельность и свободу от корыстных расчётов частных интересов».

В настенную рамку в качестве девиза просятся последние слова – «свобода от корыстных расчётов частных интересов», - за спинами главных редакторов аршинными буквами должны напоминать о краеугольном принципе существования подлинной прессы.

С другой стороны, не всесильна она, самим надо решать «наш городской вопрос», поскольку отмечает автор: «Основные причины городских неустройств лежат глубоко в общеправовых условиях жизни. И подъём в членах городских самоуправлений сознательности и самодеятельности, отчётливая постановка ими практических задач являются только первым шагом к разрешению основных вопросов».

На ином витке спирали времени те же вопросы и поиск путей их разрешения.

***

В 1911 году проводились мероприятия по случаю 200-летия со дня рождения М.В.Ломоносова. О некоторых говорится в статье гласного (члена) Архангельской городской думы С.Александрова «Увековечение памяти М.В.Ломоносова его родиной». В их числе: открытие на собранные пожертвования школ и училищ, установление стипендий для детей из малоимущих семей и даже «устроение в 1897 году Холмогорским кружком трезвости в г.Холмогорах безплатной читальни им.М.В.Ломоносова. Читальня эта передана в 1902 году в ведение уездного попечительства о народной трезвости».

Отметилось и Архангельское городское общество трезвости, внёсшее в план ноябрьских 1911 года юбилейных торжеств предложение «отслужить панихиду (по Ломоносову) и устроить безплатный обед для бедных а вечером в народной аудитории и ещё в нескольких пунктах организовать народное чтение с раздачею брошюр и картин».

Заботились тогда о бывших пьяницах, в кружки и общества собирали. В наши дни этот опыт не грех использовать.

***

В журнале опубликован доклад О.А.Потапова «К 50-летию взаимного страхования». Любопытно его начало: «Необходимость возмещения пожарных убытков путём страхования сознавалась людьми 800 лет тому назад. Ещё в XII веке в Исландии группы самостоятельных горожан образовали союзы для общественного несения убытков от пожаров».

В России зачатки страхования зародились в конце XVIII – начале XIX веков в уродливой форме акционерных обществ. В 1861 году царским указом введён институт обществ взаимного страхования, взамен «существующих грабящих акционерных».

Что ныне? ОАО РОСГОСТРАХ, ОАО ИНГОССТРАХ и другие акционерные «страхи». Подождём мудрого царя. Может, подмахнёт указ о ликвидации грабительских кормушек.

***

Привлёк внимание один показатель, приведённый в статье В.Покровского «Начальное народное образование в г.Архангельске» - стоимость обучения (для казны) одного учащегося в год по городам России: Москва – 43,1 руб., Одесса – 42, 5 руб., Архангельск – 30,7 руб.

Разные «стартовые условия» существовали тогда для школяров. И ныне огромен «разбег» в бюджетном обеспечении среднестатистической души населения в едином (на словах) экономическом пространстве.
Жируют за чужой счёт административные центры, прибравшие заработанные в иных весях налоговый и банковский капиталы, гордятся в телеящиках немногочисленные губернаторы, как своей заслугой, относительно высоким уровнем жизни подданных, достигнутым за счёт добычи нефти и газа из вроде бы общенациональных недр. Разделение труда сложилось в России: одни складывают и умножают, другие – отнимают и делят. Множество форм имеет неравенство, «бунтами безсмысленными и безпощадными» карается иногда. И воскрешается вновь.Как в рекламе мерзкой: «Газпром – национальное достояние». Так и хочется запустить в т.в. харю башмаком. Не поможет, политику государственного цинизма этим актом отчаянного вандализма не перешибёшь.

***

Ещё одна проблема обозначена в журнале, сто лет этой «бороде» уже исполнилось.

В 1911 году в Архангельской городской Думе рассматривался «Железнодорожный вопрос». Выдержка из пресс-релиза: «Представители городских интересов понимают, что с улучшением порта должны быть приняты меры к достаточному обеспечению грузами, другими словами, к проведению подъездных путей к порту…При выяснении направления, в котором должны быть подведены подъездные пути к Архангельску, приходится прежде всего обратиться к направлению на восток и юго-восток от Архангельска; от Урала к ухтинскому нефтеносному району; по пути она пересекает реки: Печору, Ижму, Ухту. От ухтинского нефтеносного района она идёт к Архангельску, пересекая притоки р.Вычегды, реку Мезень с притоками и р.Пинегу».

Длина дороги, вместе с ветвью на Обь должна составить около 1500 вёрст. Оценочная стоимость 99 млн. тех рублей.

Проект этот впервые обсуждался и одобрен в 1909 году «Обществом изучения Русского Севера» при участии представителей архангельского и вологодского городских самоуправлений, архангельского биржевого комитета и других местных торгово-промышленных организаций. В Петербурге вышла «Записка о Беломорско-Уральской железной дороге».

В номере 16 за 1911 года «Известий Архангельского общества изучения Русского Севера» помещено мнение полярного исследователя В.А.Русанова, выступившего против этого проекта, «как излишнего», он ратовал «за» проект Северного морского пути из Западной Европы в Сибирь. Других серьёзных оппонентов у проекта ж.д., сулящего огромные финансово-экономические прибыли, не оказалось. Лишь время встало на его пути.

В 1930–е годы проект «Белкомур» (Белое море – Коми – Урал) достали из сундука… и отложили.

В 1995 году повторили попытку и даже организовали в 1996 году ОАО «Белкомур». В ноябре 1998 забит символический серебряный костыль Белкомура и даже построено несколько километров дороги вблизи Карпогор и Вендинги. Финансовый кризис заморозил строительство.

3 сентября 2015 года в ходе визита президента России Владимира Путина в Китай достигнута договорённость между РФ и КНР о совместной реализации проекта "Белкомур". И вновь кризис.

Смеются над несмышлёными потомками на том свете авторы сулящей баснословные выгоды идеи?

***

Впрочем, из прошлого с его «грехами» все мы родом. В обзоре журнала «Муниципальная жизнь России» приведены многочисленные сообщения корреспондентов о фактах чиновничьего произвола, бюрократизма и волокиты.

Пример из Омска: городской голова пишет особое отношение бухгалтеру управы о необходимости составления годовой сметы. Бухгалтер строчит отношение к члену правления с просьбой предоставить необходимые материалы. Член управы пишет отношения в отделы и столы. Те пишут бухгалтеру. «Переводится масса бумаги, перьев и чернил». Смета не составлена. Увы, до боли знакомо. Ничто не ново.

В том числе и недовольство властей журналистами, предающими гласности «маленькие недостатки механизма», - термин из того времени. Пример «оттуда»: Кисловодский городской голова Фоллендор в отместку за критику распорядился убрать из думского зала корреспондентский стол. В ответ на очередное заседание думы представители печати явились с музыкальными пюпитрами. Смелость проявили.

Есть отчаянные храбрецы и в наши дни. Разоблачают они коррупционеров, невзирая на ро-лица обличают недостатки, рискуют, живут и, увы, гибнут порой. И рядом с ними прозябают иные,осторожные, "если кто-то кое-где у нас порой" строчат и спущенным свыше девизом руководствуются "О...хорошо, или ничего". Огромен перечень лиц, институтов и явлений за предлогом "О".

***

Кругами шастает российская история. Всё повторяется. Грешат, каются и смеются люди. Бегут по кругу, кусая себя за хвост, сужается круг, уменьшается хвостик.

 

Стипендии осведомителям

В третьем номере журнала «Известия Архангельского общества изучения Русского Севера» за 1909 год привлекло внимание письмо из Норвегии, размещённое в разделе «корреспонденция».

Автор с инициалами В.П. комментирует речь Эгеда Ниссена, произнесённую 17 февраля 1909 года в норвежском Стортинге (парламенте) при обсуждении бюджета министерства иностранных дел.

Депутат Ниссен для изучения потенциальных рынков сбыта норвежской рыбной продукции посетил в 1907 году Петербург и Архангельск и просил парламентариев увеличить на 20 тысяч крон бюджетные ассигнования, предусмотренные на стипендии, выделяемые, так называемой «коммерческой осведомительной конторе» (oplysnings-kontoret) – особому учреждению по вопросам норвежского экспорта. Эта контора содержала в различных странах «стипендиатов», изучающих условия рынка для норвежской вывозной торговли.

Докладчик подчеркнул, что благодаря стипендиям норвежцам удалось наладить сбыт рыбы и консервов во многих городах России.

А где же своя, российская рыба?

Вопрос актуальный и для нашего времени. Автор письма даёт на него следующий ответ: «Речь Эгеда Ниссена интересна в том смысле, что вскрывает нашу отечественную безпомощность в деле организации рыбных промыслов. Несмотря на владение Белым морем и Мурманским берегом, мы не только не в состоянии организовать внешнюю торговлю продуктами рыбопромышленности, но не в состоянии даже удовлетворить прилегающий внутренний рынок: Архангельская, Вологодская, Вятская губернии и город Петербург –покупают от русских купцов, главным образом норвежскую рыбу. Население (поморы) предпочитают бросать собственные морские богатства и “ехать за рыбой в Норвегу”. Какая-то причина гонит русских рыбопромышленников из своих родных и богатых вод. Что касается качества рыбы, то некоторые виды, как известно, признаны наилучшими».

Почему так происходило сто лет назад, происходит и ныне?

И снова автор даёт исчерпывающий ответ: «Гонят же рыбопромышленников из русских вод – условия, в которых находится наша рыбопромышленность». То есть запреты и драконовские законы, соблюдение которых делает экономически невыгодной лов рыбы в чужих и родных водах.

Из 1909 года г-н В.П. взывает к благоразумию власть предержащих: «По возможности скорей нужно сойти с того проторённого пути, который заставляет нас, имея превосходную рыбу, не только конкурировать с соседями, но даже ездить за рыбой “в Норвегу”».

Более века минуло, проблемы у потомков русских рыбопромышленников остались прежними - завозятся в Россию из Норвегии треска и выведенная в неволе, ужасная по вкусу сёмга.

Осведомители стипендии отрабатывают?

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"
Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную