Валерий Анатольевич Латынин

Латынин Валерий Анатольевич – родился 19 мая 1953 года в донской станице Константиновской Ростовской области. Окончил Алма-Атинское высшее общевойсковое командное училище и Литературный институт имени А.М. Горького в Москве. Более 20 лет отдал военной журналистике, пройдя путь от корреспондента дивизионной газеты до сотрудника центрального военного журнала «Советский воин» и старшего редактора редакции художественной литературы Военного издательства. Публиковался в журналах «Знамя», «Москва», «Наш современник», «Молодая гвардия», «Огонёк», «Сибирские огни», «Нива», «Дон», «Кубань», «Роман-журнал ХХ I век», «Простор», «Дружба» (советско-болгарский), «Отзывы» (Черногория), «Знаки» (Болгария), «Лачин» (Дагестан), «Паруса» (Украина), в «Литературной газете», «Правде», «Слове», «Российском писателе», «Красной звезде» и других периодических изданиях. Автор многих книг стихов, прозы, поэтических переводов, вышедших в России и за рубежом. Член Союза писателей России и Сербии, Международной ассоциации писателей-публицистов (МАПП), лауреат всероссийских и международных литературных премий. Полковник запаса. Один из организаторов и лидеров движения за возрождение казачества.

НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА
Война везде нас караулит:
В домах, на улицах, в метро –
Шахидским поясом и пулей,
Фугасом, сделанным хитро.

Война крадётся днём и ночью,
То с той, то с этой стороны.
Когда «в сортирах банды мочат»,
Осколки к нам летят с войны.

Война не признаёт законов.
Закон шахидов: «Смерть за смерть!»
Растут страданий терриконы
И множится число потерь.

Война врывается в квартиры,
С экранов сходит без конца.
Мы – жертвы передела мира,
Звериной поступи «тельца».

МОЛИТВА СВЯТОМУ КНЯЗЮ ВЛАДИМИРУ
Чтоб Русь былинная срослась
Разъединёнными частями,
Пастух Христов – Владимир князь,
Явись сегодня перед нами!

В наследниках согласья нет.
Опять – удельные границы.
И твой отеческий завет
Не помнят правящие лица.

Вновь «печенеги» поднялись.
А русичи – в плену мамоны.
Богатыри передрались
На службе зла и беззаконья.

В тяжёлых тучах небосвод.
Повсюду рыщут волчьи стаи.
Тобою собранный народ
Разбрёлся всюду и страдает.

Ты Киевскую Русь распас
И создал воинство Христово.
Не оставляй, заблудших, нас
И собери в державу снова!

ТРЕВОЖНЫЙ СОН
Ты снова плакала во сне –
Видения смутили душу.
Прижмись, любимая, ко мне
И ровное дыханье слушай.

Ночные призраки уйдут,
Лишь только прошепчи молитву.
Над нами ангелы ведут
Невидимую людям битву.

Непросто выживать сейчас,
Так много демонов повсюду,
Но воины Христовы нас
Спасать по нашей вере будут.

Молись. Не верь в победу зла.
Молись и действуй во спасенье.
Молитва многим помогла
Спастись не только в сновиденьях.

ГЕНЕРАЛ ЛЕБЕДЬ
Немало охотников плюнуть во след
За гробом политика встало.
Плевали с экранов, с колонок газет.
Тревожили прах генерала.

Трещали и слева, и справа о нём:
«Такой он», «сякой» и «треклятый»…
И только немногие знали о том,
Что был он хорошим солдатом.

Солдатом России, всегда и везде:
В Афгане, Баку и Тбилиси…
Шагавшим бесстрашно навстречу беде,
Отнюдь не в составе комиссий.

Огонь на Днестре он огнём погасил,
Без лишних пустых словопрений.
И демон войны, выбиваясь из сил,
Упал перед ним на колени.

В России во всю жировало жульё.
Страну на развес продавали.
А чтобы отвлечь патриотов её,
Мальчишек в Чечне убивали.

И там он на горло войне наступил,
Чтоб армии дать передышку.
Умерил бездумным политикам пыл
И жизни оставил мальчишкам.

Он видел продажность и лживость властей –
Заразной российской напасти,
И, чтобы спастись от её челюстей,
Тянулся за скипетром власти.

Что вышло, то вышло! Не всякий солдат
Победно брал власти вершины.
Но критики пусть его путь повторят,
Докажут судьбой, что мужчины!

ПРОПАВШИЙ БЕЗ ВЕСТИ
             Памяти бывшего старшины 4-й роты
             АВОКУ Владимира Бильгильдеева

Старшина Владимир Бильгильдеев
Баловнем судьбы казался нам,
Был не новичком в военном деле,
Нравился начальственным чинам.

Видели и мы в нём генерала –
Так легко всходил на «пьедестал»…
Но война афганская сломала
Всё, о чём он думал и мечтал.

Чтоб на смерть «за речкой» не наткнуться,
До высоких должностей дожить,
Нужно было очень низко гнуться,
Ящеркой под пулями скользить.

А Володька – видная фигура,
Слишком был заметен и красив,
Вот и отыскала пуля-дура,
Сбросил в реку прогремевший взрыв.

Гибели в бою не разглядели.
Ни живым, ни мёртвым не нашли.
И в Союз бумаги полетели,
Что пропал он без вести с земли.

Жуткая казённая отписка
По убитым бесконечно бьёт,
Разрывает сердце людям близким
И лишает пенсии и льгот.

Офицер-десантник Бильгильдеев
Не дождался генеральских звёзд
И погиб за смутную идею.
За какую? Не к судьбе вопрос!

КАТОК
Прокатилась беда по просторам Балкан.
Полегли вековые посевы.
Мир не видит кровавые муки славян,
Не боится народного гнева.

Давит мелкие страны глобальный каток,
Не взирая на встречные лица.
Он по судьбам людей покатил на Восток
С безоглядностью самоубийцы.

На Балканах уже зарождалась война.
Урожай её тяжек и ныне.
Неужели она повториться должна,
Чтобы сделать Европу пустыней?!

УРАНОВАЯ ВОЙНА В СЕРБИИ
Тысячелетья будет этот след
Напоминать о «праве грубой силы».
И павшие потребуют ответ
За сербские бессчетные могилы,

За лучевой цинизм и геноцид,
За поруганье православной веры.
Не люди, так Господь испепелит
Карательные орды Люцифера!

НАГРАДА ПРЕДАТЕЛЯМ
Для тех, кто героев своих предаёт,
(Пусть помнят об этом и ныне),
В награду за подлость отыщет народ
Надёжный сучок на осине.

БЕСПАМЯТСТВО
Всеславянское вече
Не скликают вожди.
Разбежались далече,
В общий круг не свести.

Без труда их ломает,
Как тростинки, беда.
Всё наглей обступает
Кочевая орда.

А они – «незалежны»*,
«Не дурнее других»…
Под пятою железной
Гонор кончится их.
___________
*Независимы (Укр.)

ГОРОД ВЕРНЫЙ
Казачий город Верный –
Исток Алма-Аты,
Он выставил здесь первым
Дозорные посты.

И стало Семиречье
Оседлым рубежом,
Смешалось с русской речью,
С кайсакской плотью жён.

Живой казачьей цепью
Замкнулись навсегда
От орд маньчжурских степи,
Селенья, города.

Забвением по нервам
Век двадцать первый бьёт…
И снова город Верный
Из Алматы встаёт.

ДРУГУ-ИСТОРИКУ В. ПОЛУШИНУ
             «Мы – русские, какой восторг!»
             Генералиссимус А.В. Суворов

Ныряет в прошлое Володька,
Уходит в глубь веков подлодкой
И долго пребывает там,
Иным подвластный временам.

Уходит из квартиры тесной,
Реальности неинтересной
К блистательным сынам Руси,
О славном прошлом расспросить.

Его пленяют разговором
Генералиссимус Суворов,
Поэты: Пушкин, Гумилёв…
Отраден плен их мудрых слов.

И так не хочется прощаться,
В век двадцать первый возвращаться,
Где – алчность, фальшь и пустота…
Россия, вроде, да не та!

В ней – ни стратегов, ни поэтов.
Одни – создатели наветов,
Ниспровергатели отцов
И созидатели «тельцов».

Куда здесь русскому податься?
С кем по-приятельски обняться
И душу искренне излить?
Сегодня подвиг – русским быть!

РУССКИЕ ИВАНЫ
Этруски – это русские.
Русена – это Русь.
Врата ищите узкие,
Мотайте путь на ус.

По тропочкам, по терниям
Идите в отчий дом.
Русь нерусью потеряна.
А нам что проку в том?

Не верьте злобным сплетникам,
Что скоро Русь умрёт.
Уже тысячелетия
Ветвится наш народ.

Его всегда «Иванами»
Весь мир соседний звал.
Остался где-то «сванами»,
А где-то «пруссом» стал.

Прощает он непомнящих.
В душе не держит зла.
Не обделяет помощью,
Когда беда пришла.

Работает и молится.
В печи поленья жжёт.
Без «сникерсов» прокормится,
Без жвачки проживёт.

Залечит раны рваные
От рвачества господ.
И новыми Иванами
В историю войдёт.

РОДОВА
В моём роду – насельники степные,
Разбавленные жителями гор.
Они Руси служили и России
С её былинных древнерусских пор.

Не с Киева. – Со стана на Синае
На Дон и Днепр «Трояновой тропой»
Прапращуры стекаться начинали,
Чтоб стать могучей силою степной.

Они дошли до Балтики и Рима,
И основали Русский каганат.
По всей Европе наши топонимы
О славе древних руссов говорят.

А то, что предков нарекли «латыня»,
То вовсе не обидно было им.
Подумаешь, связали с Римом имя, -
Этруски основали древний Рим!

ВОПРОСЫ
Кого ты кормишь, русская земля,
Кого своими соками питаешь?
Где твой оплот – крестьянская семья?
Кого ты ей на смену воспитаешь?

Каких кровей радетели в Кремле,
Кому отдали все твои богатства?
Что остаётся русским на земле,
Чтоб ей, как встарь, Россией называться?

ВЫБОР РУССКОГО СОЛДАТА
На выбор русскому солдату
Капитализм смог мало дать,
Лишь только:
Охранять богатых
Или богатство отнимать.

КОГДА НЕСПРАВЕДЛИВА ВЛАСТЬ
Когда несправедлива власть,
Наивно призывать к порядку…
Чиновники вкушают всласть,
А нам советуют – вприглядку.

РУССКОМУ НАРОДУ
В каких немыслимых грехах
Тебя ещё не упрекали,
Забыв о собственных долгах,
Что русским людям не отдали?!

Неужто, ты богаче жил,
Чем все соседние народы?
Не рвался из последних сил
Союзникам своим в угоду?

Не рисковал, спасая их
От истребления и мора?
Но в результате дел святых
Пожал наветы и укоры.

Пускай горька хула слепых,
Ты – не палач, а созидатель.
Всю правду о делах твоих
И ведает, и чтит Создатель!

БОЛГАРСКОМУ КАЗАКУ
             Валентину Драганову

Здравствуй, гребенец Драганов,
Мой далёкий кровный брат!
Развело нас ятаганом
Триста лет тому назад.

Но хранила вера предков –
И Мефодий, и Кирилл,
Да ещё, связавший крепко,
Дух казачества хранил.

Ты – в Болгарии рубака.
Я – в России атаман.
Поднимаемся в атаку
На продажность и обман.

Не в чести у нас Мамона.
Бог да меч в чести у нас!
Мы туда врагов загоним,
«Где Макар телят не пас»!

Мы с тобой – сыны свободы.
Наша родина – Кавказ.
Пусть бессильные народы
Опираются на нас!

РУССКИЙ СЛЕПОК
             Татьяне Головановой

Тебя княгиней древнерусской
Легко представить без прикрас.
Вне моды – платья, юбки, блузки.
И красота – не напоказ.

Но сколько грации в движеньях,
Душевности в твоих глазах!
Слова исполнены значенья
И каждый вздох, и каждый взмах.

А всё, к чему душа прильнула,
Вдруг всем становится видней.
Ты сквозь века перешагнула
В эпоху суматошных дней.

И нереальная реальна,
Как удивительный фантом.
Ты – русский слепок идеальный,
Напоминанье о былом.

ИЗГНАНИЕ «КИРИЛЛИЦЫ»
«Кириллицу» гонят из жизни славян.
И тает энергия слова в народе.
Мутация наций, как хворь, происходит.
Дряхлеет славянское сердце Балкан.

Уже не сыскать днём с огнём «лужичан»,
Дойчланд растворил их, как малую речку.
Всего лишь – родною пожертвовал речью –
И вот уже – карлик, былой великан.

Славянская речь из «санскрита» растёт
И азбука умыслом Божьим даётся.
Покуда мутантам народ не сдаётся,
Он силу корней родословных берёт.

ГАЛИЛЕЯ
Галилея – убежище Божье,
Скифский стан меж семитских племён.
Чтобы выжить, «обрезались» тоже,
Как велел Моисеев закон.

Но «своими» однако не стали.
Разве ровня хозяину пёс?
Талмудисты из храма их гнали.
И отверг талмудистов Христос.

Он собрал рыбарей галилейских,
Знаки милости неба явил
И ученье раввинов еврейских
Камнем веры своей придавил.

И поэтому в скифские страны
Христианство пришло неспроста…
Были все они галиеляне –
Проповедники слова Христа!

САНСКРИТ
Веками наше прошлое сокрыто,
Курганами, загадкой пирамид.
Но корневым созвучием санскрита
Прошедшее с грядущим говорит.

Отгадка там для мыслящих потомков.
Река племён не повернётся вспять,
Но ответвленье родственных потоков
По языку мы сможем отыскать.

ГОВОРЯЩИЕ КОРНИ
«Фили-пп», и «Фели-кс», и «Фили»
К «филистимлянам» привели.
Есть в этом слове и «з-емля»,
И «сте-ны» древнего «кр-емля»,
И птица «Феникс», и «Финист»,
И «ст-ол», и «исти-на», и «лист»,
Там – «Па-лести-на» - белый стан,
И «Тим-офей», и «Емельян»,
И хитрый «лис», и «Елис-ей»,
И «стим-ул» «по-ис-ка» корней!

ИЕРУСАЛИМ
Корень «рус» в древнем городе этом,
Будто якорь из прошлых веков.
Для того и родятся поэты,
Чтобы чувствовать пульс языков.

Слишком много на Ближнем Востоке
Проарийских и русских замет,
Чтоб не видел первичных истоков,
Побывавший здесь, русский поэт.

Наши предки прошли эти дали,
Оставляя свои имена.
И хранят вековые скрижали
Нестареющие письмена.

КОСОВО
Боль и гнев не отвести словами
И судом неправым не унять…
Косово ложится между нами
Полем отчуждения опять.

Поле сербской доблести и славы,
Древних храмов и сиротских слёз
Отдаётся «гуннам» на потраву,
Тем, кто меч над Сербией занёс.

Это демократией зовётся –
Сердце у народа вырывать
И судить за то, что сын дерется,
Защищая собственную мать!

МЕЛЬНИЧНЫЕ ЛОШАДИ
Царят Рокфеллеры и Ротшильды.
Всемирный делят капитал.
А мы, как мельничные лошади,
Кругами ходим по пятам.

Вращаем жернова на мельнице.
Не для себя ведём помол.
И ждём, что как-то перемелется
В душе запёкшаяся боль.

Вожди все стали коноводами,
Купили их «бухгалтера».
Со всеми сущими народами
Идёт жестокая игра.

А если кто взбрыкнёт на мельнице,
Кровавые начнутся дни.
И этот мир не переменится,
Пока мы будем лошадьми.

РОССИЯ, ХХI ВЕК
Уходит в прошлое деревня.
Крестьян сменяют трактора.
И над землёю нашей древней
Нависла тяжкая пора.

Тысячелетние устои
Разрушил технократный век.
И стал земли дешевле стоить,
На ней живущий человек.

Он в городах спасенья ищет
От выпавших деревне бед.
А в стылых избах ветры свищут,
Да в пыльных окнах меркнет свет.

Куда ты катишься, Россия?
В чём видишь будущий престиж?
Крестьян под корень подкосила,
Кого на смену им растишь?

Кругом – бомжи и проститутки,
Мздоимцы, коим несть числа.
Зачем над одичаньем жутким
Возводишь в небо купола?

Зачем кресты свои вздымаешь
За подаяния господ
И к покаянью призываешь,
Раздавленный нуждой народ?

Неужто новый вид обмана
Сусальным золотом блестит
И загнивающие раны
Никто уже не исцелит?

Душа не может верить в это
И разум верить не даёт.
Уже оплакана, отпета,
Страна страдает, но живёт!

ВАУ!
Вот и всё, что выдавить смогла
Штатная волчица Вашингтона
В миг, когда растоптана была
Видимость свободы и закона.

Вау! Лидер Ливии убит!
Он дерзнул за родину сражаться,
Значит – отморозок и бандит!
Стоит ли с подобными считаться?

Пусть повсюду знают наперёд
Не освобождённые народы –
НАТО обязательно найдёт
Средства для внедрения свободы.

В лаврах демократии – Белград.
Мир и благодать в Афганистане.
Процветает сказочно Багдад.
В Ливии всё так же скоро станет…
24.10.2011


Комментариев:

Вернуться на главную