30 апреля выдающемуся русскому писателю Виктору Ивановичу Лихоносову исполняется 80 лет!
Виктор Иванович принадлежит к тем "неудобным" писателям, которые не только сочиняют в тиши кабинета свои высокие и правдивые произведения, а и ко всей нашей текущей жизни относятся, как к собственному тексту, в котором, конечно же, не должно быть фальши, в котором все должно быть подчинено высоким смыслам красоты и гармонии.
Поэтому в юбилей старейшего писателя мы решили опубликовать то, что можно назвать его правкой на полях нашего современного бытования, абы как нашей либеральной властью сверстанного, все ёще остающегося в досадных гранках.

Николай ДОРОШЕНКО

Секретариат правления Союза писателей России и редакция "Российского писателя" от всей души поздравляют выдающегося русского писателя Виктора Ивановича Лихоносова с 80-летием! Желаем крепкого здоровья, благополучия и новых творческих вершин!

 

Виктор ЛИХОНОСОВ (Краснодар)

МЫ НЕ НУЖНЫ

С ПРОТЯНУТОЙ РУКОЙ

     Литературно-историческому журналу «РОДНАЯ КУБАНЬ» исполнилось 15 лет.
Пятнадцать лет мы служили воспитанию национального чувства, которое целенаправленно осквернялось и даже высмеивалось влиятельными средствами информации и некоторыми политиками; мы восполняли утраченные, нарочно забытые (по идеологическим мотивам) страницы достоинства казаков.
Журнал преподнёс неравнодушным читателям много воспоминаний – то величавых и гордых, то горьких, то семейно-трогательных. Само название журнала раскрывало смысл наших усилий и сокровенность подхода к местной жизни.
По прошествии стольких лет редакция выбрала самые ценные мемуарные и прочие материалы и составила солидный том (почти полторы тысячи страниц).
Перед всемирной Олимпиадой в 2014 году хотелось бы представить всем гостям живой облик Кубани… в письменности.
Назвали мы том «ЗАВЕТНАЯ КНИГА». Не специальными летописцами приуготовлена ее историческая стать — выписана она самим народом казачьим.
Всех, кому близка гордость предками, кто осознает необходимость родства после идеологических распрей, просим оказать посильную помощь в издании этой книги.
Обещаем в печатном выпуске на определенной странице выразить благодарность.
В. ЛИХОНОСОВ,
главный редактор журнала
«Родная Кубань»,
лауреат Государственной премии России,
быв. Екатеринодар. Октябрь 2012 года

 

     Много лет писал я и печатал в журналах произведения, навеянные родным чувством к русским святыням, паломничеством в усадьбы любимых писателей, казачьими судьбами. Повесть «Осень в Тамани» была удостоена Международной премии «Ясная Поляна» им. Л. Толстого.
Нынче я объединил свои повести, рассказы и размышления в один том под названием «Афродита Таманская».
Прошу оказать посильную (хотя бы частичную) помощь в издании указанной книги.
На определенной странице выражу вам благодарность.
В. ЛИХОНОСОВ,
лауреат Государственной премии России, Герой труда Кубани,
Краснодар, октябрь 2012 года

 

ПРОШЛО ТРИ ГОДА...

Итак, я пошёл по государственным и злачным местам с протянутой рукой.

Поскольку везде сидят цепные секретарши и штатные советники, я выставлял почти полный набор своих званий и регалий: писатель, главный редактор литературно-исторического журнала, почётный гражданин Краснодара, Герой труда Кубани. В некоторых обидных случаях я называл себя автором романа «Наш маленький Париж» Меня не пропускают по удостоверению почётного гражданина в администрацию края (возможно, я иду с бомбой), но о том, что я не смогу пробиться сквозь турникеты и решетки к банковскому начальству, к директорам фирм и всяких «газпромов», не догадывался.

— А по какому вопросу? — спрашивал женский голосок.

— Я скажу вашему шефу.

— У нас так не принято. Напишите, и ваше заявление будет рассмотрено.

И так отвечали все!

А я-то, писатель преклонных лет, верный комсомолец послевоенных годов, опороченный партийным клеймом «не нашего, не советского человека» во времена свирепой идеологии, оболганный вместе со многими в ельцинские времена «совок», ходил по казачьим улицам и уже разгорался речами с родными людьми (так же, как я, переживающим и за матушку-Россию), говорил перед восседавшим за столом господином (вчерашним «товарищем»), что «сейчас особенно нужны русские патриоты, что развелось много-много продажных лиц, кому земля наша только уголок заработка, что вот мы с Кубани уезжать, подобно проворовавшимся на олимпийской стройке братьям Билаловым, не собираемся, что мы в журнале следуем заповедям философа Ивана Ильина, что казачество, какое бы оно сейчас ни было, нуждается в исторической поддержке, в просвещении, в возбуждении векового чувства...» Речи были одна убедительнее другой (мои слова выше слишком тусклы), я распалял русские чувства богатого владельца так горячо, пробуждал в нём затаённое содружество так здорово, что обретал в нём вдруг родственную душу, задавленную ельцинско-чубайсовскими годами, системой предательств, а главное – запылённую «европейскими ценностями» и равнодушием ко всему местному, якобы безнадёжно отсталому. И я венчал свою речь восклицанием: «Неужели среди богатых русских не найдётся ни одного, кто безбоязненно, сознательно давал бы деньги на добрые дела, на русские журналы и книги, ретиво, даже тайно-идейно (если уж боятся раскрыться в своей преданности всему колыбельно-русскому, древнему, побоятся обвинения в шовинизме, русофильстве, побоятся, что им из-за этого испортят бизнес, то, сё), да, да, отдавал бы с тем кровным родством, как это постоянно делают в своем племени евреи и ещё все народности?! Неужели у нас все так переродились?! Почитайте же в нашем журнале о прежней благотворительности в России, о патриархальном местном патриотизме, хотите, я преподнесу вам статью в нашем журнале («Свет добра»), вы там узнаете, какими благотворительницами слыли кубанские дамы и господа (графиня Сумарокова-Эльстон, жена наказного атаман, или Дарья Федотьевна Бабыч, жена великого кубанского генерала). Хотите напиться словами историка В. О. Ключевского о «добрых людях Древней Руси» и о «целительной силе милостыни». Вы всей душой прильнёте к таким словам его: «Когда встречались две древнерусские руки, одна с просьбой Христа ради, другая с подаянием во имя Христово, трудно было сказать, которая из них больше подавала милостыни другой: нужда одной и помощь другой сливались во взаимодействии братской любви о б е и х». Вот таким «совком» и «не нашим, не советским» писателем ходил я по улице Красной в капиталистические дни.

Но что услышал в ответ?

— А вы по какому вопросу?

    

Главе администрации Темрюкского поселения
И. Н. Василевскому
Генеральному директору ООО «Фанагория»
П. Е. Романишину

Уважаемые руководители.
Ещё раз обращаюсь к Вам по поводу благотворительной помощи в издании моего сборника «Афродита Таманская».
Первое моё письмо не вызвало у Вас никакого сочувствия. Такое ощущение, что писатель, славивший Тамань в течение десятилетий, это какой-то незаметный, недостойный пень, мимо которого надо пройти и забыть.
Но неужели не просто я, Лихоносов, а сама историческая Таманская земля, восхвалённая современником, не достойна быть запечатлённой в печати, неужели земле этой не надо поклониться не только во время винных гулянок и пышных массовых торжеств (опять же с выпивками и плясками), но в благородные тихие патриотические будни, неужели слова о «памяти о предках», произносимые в речах на площади и на заседаниях, в интервью только вынужденные дежурные штампы всякого руководителя?! К этому могу во всеуслышание добавить, что именно в Темрюкском районе, с которым я связан с... 1963 года (!) делают вид, что такого писателя не знают?!
Я и прошу-то прибавить к стоимости издания… только часть.
22 декабря 2014 года

В. ЛИХОНОСОВ,
лауреат Государственной премии России,
лауреат Международной премии
«Ясная Поляна» им. Л. Толстого
(за повесть «Осень в Тамани»),
Герой труда Кубани,
почётный гражданин Темрюка

 

ЧТО В «ЗАВЕТНОЙ КНИГЕ»

Одному очень богатому человеку я рассказывал, какие народные воспоминания будут читать казаки, если эта КНИГА ЧТЕНИЯ выйдет в свет.

— В святоотеческом разделе будут мои странички о встрече в Тамани мощей апостола Андрея Первозванного,  о Покровской и Вознесенской церквях в Тамани, а в «уроках чтения» о слепом мальчике (из повести «Тамань»), ну и другое — например, старинные путевые заметки Сбитнева про те же таманские места. Немало посвящено в «народном архиве» плеяде самородков из станицы Ахтанизовской, незаурядным летописцам Приймам. А сколько, о Господи, чудных страниц М. Недбаевского о Каневской и екатеринодарских офицерских семьях. А о роде Науменко, Свидиных, Глинских. А повествование Кузьмы Катаенко о детстве! Или о Тимофее Ящике из станицы Новоминской, камер-казаке императрицы Марии Федоровне, который в Гражданскую войну привёз спасать на свою родину Великую княгиню Ольгу Александровну (царскую сестру), она в Новоминской родила сына Гурия, и мы печатали её дневник «Детство Тихона». Много про страдальцев, покинувших Кубань в Гражданскую войну. Пожалуй, венцом всего будут воспоминания великого казака из станицы Кавказской, умершего в Нью-Йорке в 1987 году.

 

КАКИМИ ОНИ БЫЛИ

    

Cтаница моя родная...
Вижу её, мою родину, любимую станицу Кавказскую. Вижу её ранней весной, когда лёгкий утренний заморозок разбрасывает по просторам бодро-тревожный зов горниста, а ему со всех сторон откликается громкое, полное неукротимой энергии и силы ржание застоявшихся скакунов. Слышу скрип отворяющихся ворот. И уже гичат бесшабашные молодые джигиты. Топотят по широким улицам выхоленные дончаки и стройные, поджарые кабардинцы. И уже взметаются многоголосые боевые казачьи песни. А с ними сливаются немного грустные песни казачек.
Широка и привольна кубанская степь. Колышется, волнуется под налётами степняка спелая пшеница. Щетинится жёлто-янтарный ячмень, мглою покрывается мягкий овёс. Зреют лысые арбузы. Душистым мёдом наливаются «чарджуйские» дыни.
Выхожу «на гору». И с пятисотсаженной высоты восхищённо слежу за цепью снеговых гор. Внизу, под обрывом, разноцветными коврами стелются казачьи сады и виноградники, спускаясь до самой Кубани. А она, как любящая и любимая девушка в могучих руках казака, увивается в объятиях высокоствольного строевого леса… А мысль уже уносится к сонным Челбасам. Всплескивают серебряными кольчугами степенные сазаны. Гогочут гуси, покрикивают утки... И сквозь высокий задумавшийся камыш осторожно пробирается лодка: старый сивоусый дед с гололобым внучонком ставят самоловы…
Далеко-далеко маячит лучок ковыля на высокой арбе. Там стоит чабан, покрыв свою бритую голову мохнатой текинской папахой. По степи разбрелась тысячная отара толстокурдючих мериносов и кудрявых каракулей. Из балки, от родников, с дымом доносится дразнящий запах поджаривающейся на шомполах баранины: то дед Шамрай, пасечник, ждёт меня на шашлык и мёд.
А станица? Какая казачка, будь она красивее и самой Афродиты, не принарядится в шелка и кашемирские шали, не подрумянится, не подведёт свои чёрные брови... Какая станица не приукрасится цветущими садами, стройными тополями, пахучими акациями и греблями через речку с их спокойными вербами! Какая прекрасная, богатая жизнь царствовала в моей станице... «Станицы нема...» — так печалилось последнее письмо с Кубани... А и то уже было давно. И всё погибло наше, казачье, высохли предания. Остались ли думы о родной земле? О моя родная, любимая в о л ь н а я станица!

Полковник Фёдор ЕЛИСЕЕВ,
 Франция, 1930 год

* * *

…Больше месяца сиживал я над воспоминаниями Ф. И. Елисеева в амбарной книге, добравшейся после его смерти (в 1987 году) на родину; выбирал главы, правил, поставил в 2003 году в 3-й номер «Родной Кубани». И заголовок дали непростой, с намеком: «Таких больше не будет».

Звонили казаки из станиц. Но все сановные типы, все атаманы, крикуны («мы не русские – мы казаки!»), вся обслуживающая власть интеллигенция, все главы районных администраций, работники культуры, надзиратели из комитета по охране памятников, учителя истории, дотошные журналисты пропустили эту редкую публикацию (как и все прежние), попросту в глаза не видели нашего исторического журнала. Не звонили, никто не передавал отклика, никто не вспоминал, когда мы в глубинке попадали во властные кабинеты и слушали в беседах «отчёты» о …«кубановедении» и восклицания «мы уже не Иваны, не помнящие родства». Читал ли горькие страницы губернатор? читал ли председатель Законодательного собрания (родом из такой же л и н е й н о й, как и Кавказская, станицы Успенской)? Прозвучало ли хоть на одном казачьем собрании, хоть на одном историческом вечере, хоть на уроке в станичной школе, хоть где-то это скорбно-нежное прощание великого боевого казака, разлученного с Кубанью с 20-х годов? Да и вообще за 15 лет ни слова (плохого или доброго) ни один деятель не выронил. И казачье начальство оказалось такое же.

А как клялись, пели и плясали, ухарями ходили среди публики, хвастались регалиями и выкидывали лозунги, пили и гуляли с шумом в Тамани, но никого из берёгших регалии, славу и родное чувство в изгнании толком не помянули и мало знали о них.

Прежняя номенклатура знала побольше.

А демократы утонули в парадных речах и собственных цитатах, написанных их пустыми помощниками.

      «Родной мой отец.
Любя русскую старину, затратил я много средств на приобретение оружия, предметов древностей, панцирей, булавы польской и Богдана Хмельницкого, пушки чугунной и прочих вещей. Желая увековечить память отца, умершего в 1905 году, я хочу все старинные вещи, целый музей, подарить в Кубанский этнографический и естественно-исторический музей…»
В. МАЗАЕВ

 

НОМЕНКЛАТУРНЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ

«Но, слава Богу, времена безверия позади. Как никогда мы крепки в том, что именно православная вера бережет нас. Сегодня мы возрождаем казачьи традиции» (2014 год).

«Казачество — это народ, а с народом надо считаться» (2015).

«Сегодня мы с полным основанием можем сказать, что мы уже не Иваны, не помнящие родства, что мы гордимся делами предков и смело идём за ними!»

«Стало больше и миллиардеров. В крае абсолютно ни в чём себе не отказывают 8 человек. Тогда как в прошлом году кубанских скруджей было меньше в два раза… Так что теперь можно смело говорить, что жить в крае стали лучше – иначе откуда такое количество миллионеров и миллиардеров.»

«Столетие Первой мировой войны нельзя пропустить мимо. Эта война была забыта, её герои вычеркнутыми из памяти народа. И нельзя оправдать нашу невнимательность к странице истории государства и Кубанского казачьего войска, в частности. Время собирать камни наступило недавно. За эти годы мы сумели ответить на многие вопросы истории, восстановить памятники... Большое внимание уделяется участию наших предков в защите Родины...»

«...Для меня принципиально важно, что край всё время на подъёме! Что край успешно решает невероятные по своей сложности и актуальности вопросы. Вся работа, которая ведётся в крае, всегда обращена к обществу, к людям… Губернатор имеет вкус к прессе, и он не даст упасть печати. Советовать... Да что советовать, когда и так всё вертится на Кубани с космической скоростью...» (член Совета Федерации).

«Наши СМИ отражают жизнь такой, какая она есть, поэтому так востребованы обществом.»

«Я хочу, чтобы вы всегда были по-граждански смелыми, не боялись отстаивать интересы народа, пусть это не всегда просто, но в конечном счёте это способствует улучшению жизни людей...» «Напомнил казачий генерал и о том, что сегодня войско пишет свою современную историю — историю, которой можно гордиться...»

«Мы никогда никого не убедим, что православие – это свет, пока сами священники, православные чиновники не станут примером; начать надо с себя.»

 

ДЕЖУРНЫЕ ЛОЗУНГИ ВМЕСТО РОДНОГО ЧУВСТВА

Мы живём в абсолютно безыдейном обществе. Тема безыдейности последних двадцати лет грандиозна, горька и трагична, никто ещё не написал об этом обстоятельно, опираясь на живые примеры, которых множество: из одних только газет можно насобирать превеликий ворох косвенных доказательств. Безыдейность разъедает нашу Россию.

Критические статьи, ядовитые фельетоны, информации следственных органов, фотоснимки особняков, построенных на ворованные деньги, жалобные письма, свидетельства катастрофы в селе, примеры оголтелой безнравственности, понижения культуры улетают в пустоту, а мусорная свалка и поношение всего и вся в Интернете притупили гражданскую остроту, «выработали привычку» воспринимать безобразия как что-то неизбежное и окончательное.

Бесполезно писать местной власти письма, застревают на нижних этажах трусливых натренированных чиновников. Власть каждый миг посылает «населению» (именно так приучаются они к пониманию, к ощущению своего н а р о д а) сигналы о том, что она никого не боится и в советах, замечаниях, поправках,  благородных порывах граждан не нуждается. Человека оставляют жить в безыдейной пустоте. Пресловутая элита (этакая временная чиновно-сословная братия и её прислужники) отгораживается, ненужных лиц отстраняют подальше, тем самым жестко назидают им, что они в местном обществе чужие. Между тем отвергаемые и есть настоящая элита.

Особенно тяжело сносить унижение и удаление в углах тесных – в маленьких городках, в станицах. Там приговаривают навечно. Хоть уезжай! Ищи, так сказать, другое общество.

Но и общества нигде нет. Одни… «корпоративы». Солидарность вокруг вечеринок, легких фуршетов, фольклорных концертов.

Много раз пишешь, унижаешься, ждешь, проклинаешь и опять пишешь.

Кому писать, с кем говорить? У кого из них болит русская душа?

Когда пишешь, все как-то надеешься, что пробудишь, проснётся в них что-то. «У меня других писателей нет», — говорил Сталин, когда его донимали жалобами на каких-то плохих собратьев. А у народа нет другого начальства.

Нет идеи. В 91-м году сразу после переворота новый губернатор, «Васька-унитаз», проорал на всю Кубань: «Будем делать богатых людей!». Они взялись за это преступление с размахом и не бросили его по сей день.

На Кубани родственное внимание к истории (какое оно и быть должно), к вековому наследию непрерывно покрывается… очередными мероприятиями с фальшивыми отчетами, холостыми выстрелами лозунгов и формальными, великими, как всегда у них, задачами. Такое ощущение, что всякого рода ответственные товарищи любят историю по необходимости, в служебный час, по чьему-то расписанию, да и этот час превращают обычно в… демагогию. Что, как не внезапная демагогия, суета Законодательного собрания вокруг идеи возведения памятника казакам, воевавшим с турками и немцами сто лет назад? Спохватились, что они должны стать «благодарными потомками», буквально в канун юбилея, настрочили бумагу, дружно проголосовали, пошли обедать в собственную столовую и... где же памятник?! Позор! Скоро всем породам собак поставят бронзовые украшения на улицах казачьей столицы, а сынов Отечества забыли. Пропили сынов Отечества на днях городов и станиц, на фестивалях, прогуляли в соломенной Атамани, забыли.

И всё чаще расставляют в людных местах занятные жанровые скульптурки, оплаченные миллионами рублей. Это и есть заведенная либералами    и г р а    н а    п о н и ж е н и е. Собачки, кошечки, гости-туристы на чемоданах, знакомые фигурки по кинофильмам…Героизм? А зачем?! Не будем, дескать, шовинистами. Достаточно закона «О патриотическом воспитании в Краснодарском крае». Ещё добавим в интервью кое-какие затасканные словечки, которые нас (по крайней мере) затасканностью не портят, ибо мы у власти и, будьте добры, примите всё, что мы сказать изволим: «…нам нужно больше и чаще говорить о героическом прошлом и настоящем, почитать традиции предков». Затем будет постановление «О плане подготовки и проведения мероприятий, посвящённых увековечению памяти и отражению заслуг кубанцев, участвовавших в Первой мировой войне».

«…увековечению памяти». Выражаться-то научились бы! «Уве-кове-че-нию… памяти». Какой Акакий Акакиевич это писал?!

И эти липовые мероприятия будут растягиваться аж… до 2018 года! До дня поражения русского народа, до гражданской смуты. Забыли обо всём уже в июле! 30 000 кубанских казаков стали Георгиевскими кавалерами, а памятник поставили двум собачкам в шляпках и выбили за их спиной на стене слова Маяковского, который, может, вышел после выступления хмурый и оскорбил город, через который в 18—20-х годах прошла чуть ли не вся страдающая Россия. Вот какие потомки образовались там, где в день объявления войны Германии шли по улице Красной екатеринодарцы, было солнечно, мирная толпа, обыватели и войсковое сословие, дамы в таких одеждах и в таких широкополых шляпах, каких уже при большевиках не носили, шли и шли длинной линией, поддерживали воззвание государя. Хоть бы посмотрели эти наши законодатели и чиновники короткий фильм об этом, вздохнули, пожалели, потому что многие исчезнут, впадут в нищету и погром после революции, многие уйдут на фронт и погибнут…

А казаки нынешние проглотили позор, но в докладе один атаман произнёс: слёзы, мол, не высыхают…

 

НАИВНЫЕ НАДЕЖДЫ

     Представьте, Александр Николаевич, что я сижу перед Вами в кабинете и вежливо говорю то, что Вы сейчас прочитаете (надеюсь).
Неужели и мне впору обращаться к Рамзану Кадырову в Чечню и просить его о… поддержке исторического наследия… Кубани? Почему русский там, где живёт, ничего не выпросит у своих руководителей на исполнение исторического долга?
Перечитайте, пожалуйста, моё ходатайство об издании огромного тома, именуемого «Заветной книгой» (листочек я вручал Вам лично год назад).
Больше года ходим мы по миру с протянутой рукой и не получили ни копейки. Ни сесть ли нам на перевернутое ведро у ворот храма?
Власти не нужна такая великая книга, написанная народом казачьим. Зато о покойном М. Ахеджаке изданы подряд две роскошные, лощёно-сувенирные, дорогущие книги. Чувствуется вертикальная поддержка! Знаменитые атаманы, Георгиевские кавалеры, казачий народ, письменно собравшийся в нашем золотом томе, не заслужили ни памяти, ни того почета со стороны верховного кубанского сообщества, какие раздали с поклоном краткосрочному работнику администрации (кстати, биография академика П. П. Лукьяненко никак не найдёт себе места в течение десяти лет в издательских планах правительства края).
О себе я и напоминать боюсь. В Атамани шумно торгуют вином, пельменями и варениками, сувенирами и хвастаются почтением к истории, а мой том «Афродита Таманская» для пропаганды родной истории не понадобился, лежит у меня в столе в цифровом наборе на диске. Ладно, переживу, глядишь – вернётся из заграничного укрытия какой-нибудь Билалов и щедро поделится крошкой со своего богатого стола. На своих все мои надежды истрачены. Печально, но русское начальство никогда нас не читало даже по долгу службы и читать не будет.
В отчаянии я написал в Государственную думу двум делегатам от Кубани, этаким воротилам, захватившим все порты и земли Тамани. Один (А. Меткин) отговорился своей бедностью («Живу на зарплату»), другой (Кретов) из своего далекого Челябинска даже не ответил. Написал я даже вице-спикеру А. Д. Жукову (его отцу, писателю, я давнишний товарищ), потревожил посланием великую особу в Темрюкском районе Василевского, а вслед за ним винную фирму «Фанагория» в Сенном. Высокомерное молчание всех!
Встретился я и с А. А. Ремезковым, он тепло пообещал что-то сделать, но пока известий от него нет.
Добрые русские читатели мне не верят, что в то время, как у всяких прочих выходят книги, я прозябаю в унижении и не могу появиться перед людьми со своим словом.
И ещё, Александр Николаевич, уж дослушайте меня до конца (я и правда вспоминаю, как мы дружно сидели в Вашем кабинете и толково беседовали).
Ещё вот что.
На фоне коварного покушения на Россию (через смуту на Украине) обидно и досадно замечать традиционно небрежное и какое-то даже опасливое отношение к простому русскому патриотизму, к высоким и земным р у с с к и м чувствам, к стараниям русских подвижников. Установка скульптур, возвращение регалий из Америки, праздничные возгласы на кубанских майданах не снимают этой застойной проблемы.
Легко, денежно-щедро получают поддержку всякие рок-фестивали (вроде ужасной «Кубаны» под Таманью), а тихим ревнителям старины и народной памяти приходится рабски стоять в очереди перед захлопнутой дверью.
Не сердитесь на мою откровенность. Молчать нельзя: русских ждут тяжелые времена.
В. ЛИХОНОСОВ,
главный редактор журнала
«Родная Кубань»,
лауреат Государственной премии

22 июня 2014 года (памятный день начала войны с Германией)
Краснодар

И вот я продолжаю, не боясь того, что кто-то из богатых чинов обидится, может, и отомстит, хотя куда уж хуже – не печатают более двадцати лет!

Снова ложусь и беру журнал «Родная Кубань» с моими замечаниями по поводу ГОДА ИСТОРИИ.

Опять читаю и расстраиваюсь

«Предполагалось, по замыслу, что весь год будет пронизан мотивами родных преданий, особым почтением к достославным именам и событиям, настойчивым подчёркиванием вековых устоев Русского государства, глубоким вниманием к сохранению исторического наследия, к изданию самых насущных книг и журналов, правительственными решениями о судьбе музеев и старинных усадеб, наконец выделением роли архивариусов, историков и краеведов в печальный период «распада русской почвы, отсутствия переживаний, связанных с судьбой своего народа, страны, нежелания нести бремя ответственности за судьбу русской цивилизации» («Литературная газета» № 4 , апрель 2012 года).

Уже май, никакого веяния не чувствуется, следов от указа президента не проступило. Общество живёт как обычно. Русская душа наивно ожидала, что в день инаугурации 7 мая новый президент возобновит старинный обычай русских государей – поклониться перед восшествием на престол предкам, помолиться в Архангельском соборе в Кремле у великокняжеских и царских гробниц, поминать тем самым всех правителей, создававших Россию.

«Здесь истинно сердце Русской земли, и здесь упокоились все ея междуусобия, по мере того, как собирались сюда кости ея Князей»(А. Н. Муравьёв).

Такой ГОД ИСТОРИИ остался бы в памяти навсегда и повлиял, возможно, на духовно­нравственное и политическое состояние нашего общества в нынешнее критическое время».

Дальше написал я ещё кое-что мечтательное и укоризненное, но статью мою в журнале никто из влиятельных господ не прочитал, ни одна краевая газета не процитировала, потому что государственных забот у «пульса пяти миллионов» (так амбициозно величают местную ленивую прессу) никаких нет и кислое выражение «Никому ничего не нужно» очень верно. А кроме того, Кубань казачью свою самобытность растеряла.
Нынешний ГОД ЛИТЕРАТУРЫ вскрыл, что старая кубанская письменность тоже не нужна. И в первую очередь не нужна хвастливым казакам, рапортующим на каждом сходе и в статьях о нерастраченных традициях.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Пишу, иногда поднимаюсь, беру томик «Старческие советы... подвижников благочестия», ложусь на диван, читаю, надолго закрываю глаза, растекаюсь в древлем благочестии, наконец встаю, опять гляжу на свои унылые строчки, на эту борьбу с какими-то пустыми людьми и вдруг подумаю: в моем ли возрасте, на закате дней, погружаться в эту гражданскую суету, убеждать безбожников, унижаться одним только обращением к ним? А потом вопрошаю себя: а кто будет ещё? В тысячелетие преставления крестителя Руси, святого Великого князя Владимира разве не угодно мне, давнишнему автору «Осени в Тамани», заступиться за русскую старину?!

 

КАЗАЧЬИ МЫТАРСТВА

«Приближалась знаменательная дата в истории нашего Отечества — 100-летие начала Великой, или 2-й Отечественной, войны, как её тогда называли.

На Кубани запоздало приняли Постановление об увековечении памяти её героев-казаков. Как потом выяснилось, оно шло до станиц и хуторов так долго, словно его везли конные нарочные без определения срока доставки.

(В первую четверть ХIХ века атаман А. Д. Безкровный предписывал наказывать физически казаков за несвоевременную доставку служебных пакетов, а уже за неисполнение предписанного — лишение всех чинов, заслуг и званий.)

У нас нынче началось с того, что великую дату забыли как в центре, так и на местах.

В этот день, 1 августа 2014 года, вся организационная работа была сосредоточена на ежегодных губернаторских скачках. А где губернатор, там и все — один перед другим и поближе к нему. Даже если места не хватит: усядутся друг другу на колени..., чтобы видел, что они в его команде. И только оставшиеся на местах библиотекари провели несколько клубно-библиотечных мероприятий.

В очередной раз у власти что-то случилось с памятью. А память, оно такое дело, как говорили в старину наши деды, «можно помнить, а можно и не...» К этому добавилось сегодняшнее «вспомнить, чтобы забыть, ибо лучше ничего не делать, когда нет спроса и твоему креслу ничего не угрожает».

В своё время полковой адъютант 1-го Кавказского полка Ф. И. Елисеев в своём дневнике, покидая Кавказский фронт, запишет:

«Прощай, Турция! Прощай, жестокий, холодный, голодный и каменисто-горный край, который, как оказалось, больше не увидим.

Прощайте, братья-казаки, погибшие геройской смертью в этих далёких трущобах и похороненные навеки там... Прощайте же... Не увидят родня, сгорбленные от семейного горя старушки матери с вечно заплаканными глазами..., как не увидят вас седобородые отцы-казаки, пославшие вас умирать за своё Великое Отечество.     

Прощайте... Умрут все — и жёны-вдовицы и ваши матери-старушки, как умрём и мы, ваши соратники и командиры... И только скрижали истории сохранят о вас память всему войсковому потомству».

Четыре года любители истории Кавказского отдела войсковой старшина М. С. Тимченко и есаул К. В. Шкуро собирали воедино большой архивный материал, те самые скрижали истории, которые вместились в два объёмных тома под общим названием «Страницы казачьей славы», посвященных 100-летию подвига кубанских казаков на фронтах той самой войны.

В душе составителей не только был патриотический порыв, но жила и светлая, уверенная надежда на то, что власть и казаки помогут его издать и что он станет надёжным путеводителем к казачьей славе на каждой школьной парте или за библиотечным столом. В Кавказском казачьем отделе более четырёхсот школьных и станичных библиотек, 11 казачьих обществ с почти пятью тысячами казаков, на которых и был рассчитан тысячный тираж.

В том же прославленном 1-м Кавказском полку, в котором родились слова песни, ставшей гимном Кубани, служил дед губернатора И. Ф. Ткачёв. Он привёз с Кавказского фронта фотографии с подписью «На память о Баязете, Карсе, Эрзеруме», которые и поныне хранятся в этой семье.

Его внуку с той же самой надеждой авторы отправили письмо. 31.10 за № 12-1-0/37 его зарегистрировали в администрации, и уже 05.12.2012 г. руководитель департамента печати и средств массовых коммуникаций П. А. Буров сообщил:

«Администрация края выражает Вам глубокую благодарность за активную жизненную позицию, демонстрируя неустанную заботу о патриотическом воспитании подрастающего поколения, прививая молодёжи любовь к истории нашей страны, и желает успехов и долголетия!

Сообщаем Вам, что копия Вашего письма направлена главам МО Краснодарского края для принятия решения каждым районом самостоятельно»...

На это письмо ответил только глава МО Кореновский район С. А. Голобородько, депутаты которого изыскали средства на 86 двухтомников.

...Шли месяцы долгих телефонных дебатов с заместителями глав и атаманами... Попытался помочь и аппарат комитета по делам казачества администрации, но его слушать на местах никто не желал, и дальше «воевать» с ветряными мельницами господа офицеры утомились...

...За год с трудом собранных средств хватило на один том. Авторы снова направили главам МО персональные письма, убеждая их очередной раз в том, что они в районах самые главные воспитатели, единомышленники президента В. В. Путина, который на встрече в Совете Федерации сказал, что «пора отдать должное героям этой забытой войны».

И снова долгая тишина. Ни привета, ни ответа.

Последней надеждой было наше письмо в Государственную думу потомку ветерана той самой войны Алексею Н. Ткачёву, брату действующего губернатора. В нём те же самые факты, та же просьба разрулить ситуацию... В конце поместили старую казачью легенду. «Как только летний безоблачный вечер передал свои права наступавшей, ночи и Млечный путь перепоясал звёздное небо, отец-казак, нахлобучив на малыша папаху, вывел его во двор и поднял голову: «А ну, глянь, сынок. Шо ты бачишь на нэби?» — «Зирочки...» — «А шо воны роблять?» — «Моргають...» — «А он, бачишь, дви рядом, а чуть ниже ще?..» — «Бачу...» — «То очи твого дида и бабушкы... Воны всё время за нами наблюдают... Гляды, шоб тоби николы в жизни не було стыдно перед ними...»

Надеялись, что это тронет душу депутата Государственной думы и он после долгих и важных заседаний посмотрит на лоскуток московского неба и попробует найти эти самые мерцающие зирочки...

29 октября 2013 года за № 48 по факсу пришёл долгожданный ответ.

     «По итогам ознакомления с поступившим в мой адрес обращением прежде всего хочу выразить искреннюю признательность за Вашу активную жизненную и гражданскую позицию, направленную на сохранение исторической памяти о героях Кубани, участниках Первой мировой войны.
В части вопроса по изданию двухтомного сборника «Страницы казачьей славы» сообщаю, что мною направлено письмо в администрацию Краснодарского края с просьбой оказать содействие в финансировании данного проекта. С уважением А. Н. Ткачёв.»
Вскоре всё тот же департамент по делам печати, где оказалось письмо депутата Госдумы, персональным телефонным звонком «уведомил заявителя, что вопросами издательства департамент не занимается...»
Круг замкнулся в объятиях бездушия власти... Два представителя казачьего рода, принадлежащих к семейной фирме «Агрокомплекс», не нашли ни способа, ни средств для того, чтобы доброе имя своего деда и казаков-кубанцев — героев той забытой войны пришли со своими сотнями к нам сегодня на страницах предложенного издания.
Но, как говорили древние римляне, «неожиданное случается чаще, чем ожидаемое».
На помощь пришла кубанская агрофирма «Мартин». Через три дня после обращения в её адрес необходимые средства для печати 2-го тома сборника поступили на счёт издательства.
Первые подписчики и первые отклики. Региональное отделение Всероссийской политической партии «Защитники Отечества», 28.10.2013 г.
«В наше время очень модно говорить о патриотизме, величии духа нашего народа, его героической истории в общем и в целом, модно по праздникам возлагать цветы к памятникам... Однако заниматься действительно восстановлением истории героизма наших прадедов, не забыть при этом каждого, кто, не щадя живота своего, завоевал для России славу, — это для многих наших руководителей непосильная задача, не дающая дохода.
Поэтому можно сказать, что действительно уникальное событие произошло у нас на Кубани, когда усилиями энтузиастов Тимченко М. С. и Шкуро К. В. были воспомянуты наши земляки-казаки Кавказского отдела Кубанского казачьего войска, которые ушли из станиц на защиту Отечества в годы Великой войны, достойно выполнили свой долг, погибли или были награждены Георгиевскими наградами.
Громадный труд энтузиастов, воплотившийся в двухтомнике «Страницы казачьей славы», — это уникальное пособие для глав районов, школ, когда не надо рассказывать о далёких подвигах незнакомых людей, воспитывая детей, а есть возможность на примере наших земляков в каждой станице учить своих детей преданности Родине и готовности к её защите. Это действительно та возможность, которая позволит эффективно противодействовать в идеологической войне против нашего государства, поможет бороться с пятой колонной...
Надеемся, что администрация края правильно оценит этот труд и найдёт ему должное место в общей системе военно-патриотического воспитания молодежи».
Председатель регионального
отделения Всероссийской
политической партии
«Защитники Отечества»
в Краснодарском крае
 Ю. П. ЛЫКОВ»

 

     «...Сразу же поражает внешне само издание, — пишет в своём отзыве С.Г. Демченко, начальник управления образования МО Кавказский район, кандидат филологических наук. —Добротно и красочно изданное, оно стало подлинным памятником кубанским казакам, прошедшим дорогами той войны. Ни один человек, взявший в руки сборник, не удержался, чтобы тут же не начать отыскивать знакомые фамилии, полузабытые имена. А найдя, просили взять и показать тома сборника своим близким, родственникам, тут же звонили по телефону. Не помню, чтобы такой живой отклик, восхищение, желание читать в наше время могла вызвать книга, но это происходило буквально на глазах. Вот почему хочется искренне выразить восхищение и благодарность авторам, составителям, исполнителям проекта. Проекта памяти, добра, пробуждения наших родственных и патриотических чувств, восхищения подвигами предков, преклонения перед их мужеством, силой воли и духа.
Одно дело, когда мы в общем говорим о героях и участниках Первой мировой войны, и совсем другое, когда перед тобой знакомая, родная фамилия, прапрадед твой или твоего друга, соседа, сослуживца.
... Для многих прочитанное в сборнике становится шоком, совершенно неизвестными, жуткими страницами той войны. Исторически сложилось так, что мы живём сейчас вместе, рядом. Русские и армяне, а вместе кубанцы, жители Краснодарского края, а как стали братьями по крови и оружию, пожалуй, многие впервые узнают со страниц издания. Как и почему переплелась наша история, какие уроки нужно выносить из неё?
За эту малоизвестную, забытую историческую страничку, ещё раз доказывающую, что, если забудем зло, оно повторится, читая, благодарим в душе авторов и составителей.
Два внушительных тома страниц памяти, архивных сведений стали драгоценным вкладом в историю кубанского казачества, памятником трудной героической жизни наших земляков, славным подарком библиотекам района, сделанным неравнодушными, любящими свою родную землю людьми.
Помним, чтим, не забудем!
С уважением С. Г. ДЕМЧЕНКО.
30.12.2014.»

 

     «...Генеральное консульство Республики Армения в Южном федеральном округе России получило слова признательности и положительные отзывы на издание «Страницы казачьей славы» от Католикоса всех армян Гарегина II, Министерства обороны и Академии наук Республики Армении.
Мы уверены в том, что этот сборник будет одинаково полезен для всех тех, кто пропагандирует и свято бережёт историческую правду о той забытой войне и о дружбе наших народов, скрепленной кровью и слезами.
Генеральный консул РА
А. Д. ГОМЦЯН.»

 

     «...Своим сборником вы открыли окно в далёкую правду о Первой мировой войне... Более сотни раненых и убитых наших станичников, почти столько же получивших Георгиевские награды... Вот они сидят за партами, носители этих фамилий... О них мы напишем, будем чтить, всегда помнить и гордиться.
ОБЕРНАЯ В. П.,
директор СШ ст. Успенской.»

Однако до настоящего времени, кроме Кореновского, Выселковского и Тихорецкого районов, сборника нет ни в одной библиотеке Кавказского казачьего отдела, в школах Тимашевского, Новопокровского, Тбилисского и Динского районов. Да и вряд ли его видели главы муниципальных образований этих районов. Устные и письменные обращения в их адрес «не возымели действия».

Осталось необязательным и министерство культуры Кубани, которое гарантировало авторам «приобретение в случае издания за счёт развития культуры Кубани».

На фоне обилия объёмных краевых программ по военно-патриотическому воспитанию молодёжи, увековечению памяти героев Первой мировой войны подобные мытарства авторов казачьей книги памяти по коридорам власти всех уровней Кубани навевают грустные мотивы о ней самой...

В дополнение к этому два кубанских министерства — культуры и образования — не могут до сих пор определить судьбу ежегодной краевой премии им. Е. Ф. Степановой за лучшее военно-патриотическое произведение.

Всё как-то делается у нас невпопад патриотизму. Всем известно, что большая часть горожан (а их много и во властных структурах) приехали на Кубань не по царскому указу для её освоения и защиты, а так, в поисках спокойной, счастливой и обеспеченной жизни. Они почему-то считают началом истории Краснодара если не после Великого Октября, то со дня своего приезда сюда, а поэтому с умилением воспринимают Маяковского, назвавшего его «собачкиной столицей», и спешат поставить на каждом углу и закоулках памятнички тем самым собачкам или литературным персонажам. И, наоборот, вызывает брюзжащее раздражение, вплоть до откровенного негодования, что этот город был и остаётся столицей кубанского казачества. Наверное, поэтому в юбилейную годовщину подвига тех самых казаков-кубанцев на фронтах Великой войны не нашли они ни места, ни средств для памятника казакам-героям, чтобы донести до сегодняшних поколений документы их мужества и отваги во славу Веры православной, Царя и Оте­чества. Побоялись дефицита бюджета, оставив на конец того же юбилейного года миллиардные долги богатейшего края родному государству. А имена, судьбы казаков-героев на тех же «скрижалях истории» для будущих поколений — к очередному благополучному юбилею для последующей власти.

Вот в соседней Ингушетии решили и уже давно поставили памятник названной в народе «Дикой дивизии», полки которой были сформированы в большинстве нижних чинов исключительно из горячих горцев: ингушей, чеченцев, кабардинцев, карачаевцев и других народов Северного Кавказа, к 100-летию их подвига на Юго-Западном фронте той самой забытой мировой…

Отметили по-кавказски торжественно, широко и волнующе… Это в общем, а в частности заранее побеспокоили заинтересованных и способных историков и писателей, которые стряхнули пыль с документов своих, соседних и московских архивов, помогли пополнить библиотеки новыми красочными изданиями и все выставили напоказ.

Старались никого не забыть, ни одного героя, ни одного его подвига, а потому добротно отчеканили их боевые награды и принародно вручили сегодняшним потомкам того же рода, продолжателям тех же фамилий, как славную эстафету поколений на долгие времена, чтобы знали, помнили и берегли их честь и славу и своей верной службой родному Отечеству были похожими на них…

— Вот дают горцы, — как-то воскликнул недавно не то с гордостью, не то с завистью казак-станичник.

— Та цэ ны сами горцы, — возразил другой. – Цэ у них сегодня власть уся така патриотична, у якой вмисто программ и постановлений – обычаи и традиции. И ны шагу назад, бо ныхто табэ дыржать у той власти ны будэ, делают то, шо скажут старейшины та наш президент. А шо ж воно у нас на Кубани? Якось пысалось в газетах, шо злипылы уже памятнык, и вроде вин уже у чугуни, чи в бронзи – брыхать ны буду, казак-кубанец в обнимку с горцем. Правда, оба два биз конив, мабуть, думалось, шо цэ пластуны, и уже засобыралысь поставить ёго в скверике у самом центре города, а потом отчегось передумалы, а може, хто россовитував, и поставылы на тэ мисто пузатого слоника. Хай диты катаются…

На яких задворках города сейчас той казак с горцем, и Господь Бог, мабуть, ны знае… Есть тильке догадкы… Кажуть, шо мэрия шукае не саму пропажу, а мисто для него, тэ, якэ бы лычило для ёго. Предлагают вроде на том бульваре, якый двумя улыцами упыраиця в самый центр города и в мэрию. Оказуется, шо опоздалы, силы маловато у той самой власти. Вин уже давно на пиввика напэрэд у когось в аренди, десятком печатей застукан, усими нотариусамы занумерован и прошнурован… Пытаются пидпысать якось тройственне соглашение, но той хлопец-хозяин оказался дюже козырный, бье баркы, идэ выбрыком и ни в какую…

Когда, казалось, шо и следы цэй исторической затеи затерялись в патриотических объятиях городской власти, тут тоби на снигом на голову «Комсомолка» возрадованно сообщила, шо «известные кубанские скульпторы Валерий Пчелин* и Алан Корнаев скоро закончат работать над новым монументом, который появится в Краснодаре…

«Тогда, на сессии ЗСК, года полтора назад, — просвитыв корреспондента Пчелин, — выступил один из депутатов с инициативой поставить памятник казаку и горцу… Вот мы с Аланом и взялись за работу».

И тут же газета смоделировала ту саму пропажу на том самом бульваре, як козак и горец «будут выглядеть вживую».

— Мы як глянулы – дыхание пэрэмкнуло… Боже спасы, избавь, сохрани и помылуй… За шо нам, козакам, таке наказание?! Це не памятник, а увеличенная фотография бородатого козака и горца. Яки ще не решили, куда идты… (Трошкэ не дочиталы скульпторы: по уставу, ношение бороды разрешалось тыльке конвойцам и старообрядцам).**
____________

* «Автор скульптуры» «Собачкина столица», — указывает чуть ли не с гордостью газета «Краснодарские известия».

** 6 ноября с. г. газета «Краснодарские известия» в заметке «Воинское братство» поместила на первой полосе фотографию будущего памятника участникам 1-й Мировой войны — казаку и горцу (адыгу ли, абазину, ногайцу) и сопроводила её комментарием Вл. Громова. И то и другое вызывает смущение. Во-первых, скульптурное содержание какое-то пустое, безыдейное, даже не намекающее на героизм во имя Отечества, ни на дружество народное. Такое ощущение, что эта парочка в черкесках и папахах вышла на улицу Красную после какого-то собрания и на минутку остановилась, словно наткнулась на того же В. Громова и ещё кого-то важного из провинившегося перед казачеством Законодательного собрания.
А во-вторых... Трудно возражать, так как какая-нибудь вельможная персона строгим старопартийным способом поставит на вид: «А вы что — против дружбы народов?! Вам не нравится уважение к братским народам?». И раньше, в доброе мирное время, позорче надо бы выстраивать вековые отношения, и теперь, во времена порушенные, хрупкие, не надо насущную кропотливую мирную политику подменять скороспелой неумной демагогией и карьерной отчётностью. Бывший атаман нового Кубанского казачьего войска (к тому же кандидат исторических наук и заслуженный деятель науки) должен же вспомнить свои лекции в университете, когда он рассказывал зелёным студентам о подвигах кубанских казаков на Кавказском фронте в горах Турции (взятие Саракамыша, Эрзерума, Трапезонда) и на Западном, где в Дикой дивизии с горцами их было только малое число, основное же казачье ядро сражалось отдельно в других землях, и зачем же так бездушно забывать о большинстве? Из комментария следует, что вроде и стоит-то казак рядом с горцем потому, что вместе воевали в... Дикой дивизии.
Самое же главное — и намёк на дружбу, и «мудрая» лесть никому не нужны... У горцев оказалось больше и мудрости, и достоинства, когда они сотворили памятник себе таким, каким хотелось им показать современным родичам и всему миру — отныне и вовеки. Они показали также, что в Ингушетии памяти о царском престоле, о семье Романовых они верны благороднее, чем все остальные в России, и кубанские казаки в том числе, служившие когда-то в Конвое Его Величества. Не просто Дикой дивизии оказано бронзовое почтение, а «впервые за последнюю сотню лет» воспомянут в фигуре на лихом скакуне Великий князь Михаил Александрович (царский брат), командовавший этой самой Туземной (Дикой) дивизией. Ингушетия донесла миру его благодарные слова: «Я до конца моих дней буду гордиться тем, что был начальником горных орлов Кавказа, отныне столь близких моему сердцу». Вот в чем истинная дружба народов, и воплощение ее в памятнике поддержал глава Ингушетии, легендарный генерал Юнус-бек Евкуров (Герой России). Наши кубанские вожди свое государственное достоинство проворонили. А мы, все вместе, что делали? Исхудали благодарностью и сочувствием? И слава Богу, что те дивные царские казаки не увидят, какими убогими обывателями представляют их заблудшие потомки.
Но бессмертные души их не прощают с небес... такого безродного поклонения.
(В. Л.)

     Писля той ответственной затеи лычило бы комусь собрать комиссию, погукать ны мэньше талантливых наших ученых и знатокив козачества О. В. Матвеева, Б. Е. Фролова, Н. И. Бондаря, В. И. Шкуро, М. П. Абрамчика, гукнулы б когось из войска, даже самого атамана, казачье дило все ж таки, та конкурс объявилы, та найшлы б дэсь куточок, шоб потом уси побачилы, на шо гожи на Кубани известны и не дюже известни скульпторы…
Прав старый казак! Вы посмотрите на памятник в Ингушетии. Три горца на боевых лощёных конях… Они в полёте, в одном целом застывшем кадре из лихой атаки где-то в Галиции с обнажёнными шашками вот-вот сорвутся с величественного гранитного постамента и пронесутся в наше сегодня и навсегда вслед за временем… От такого величия дух захватывает, а где-то в подсознании: «Дорогие мои, миленькие, родные, славные… Простите… Простите до самой земли… Простите, что мы так поздно вспомнили о вас, вспомнили, чтобы теперь никогда не забыть и быть рядом… Так легче и себе, и Отечеству, оставленному нам в зарубцевавшихся ранах…»
«Отим нашим же скульпторам за свое творение, мабуть, далэко до горцив, як куцому до зайця. Ни фантазии, ни знания истории… Слабэньки оказалысь очкуры и тих хлопцив, яки взялысь ны за свое дило, оставив неисполненной идею казачьего генерала В. Громова.
Сто годив нычого ны було, и така чортивня нам ны нада… Обидяться на нас и сами горци, як писля свого побачуть наше изваяние. Не тикэ здоровкаться – балакать пэрэстануть…
На цём фоне стало трошкэ жалкувато тих самих талантливых… Пока нэ пиздно – продайтэ, хлопци, свое произведение какому-нибудь питейному заведению для украшения входа… Наверняка цэ будэ дюже уникально, як ни у кого в городи… Бородатый казак с полным Георгием, с обнаженной шашкой, вежливо приглашает свого друга-горца отметить 100-летие окончания той самой Мировой.
Якэ произведение, таки и мысли лизуть в голову… Хватэ нам, козакам, уже того, шо однажды поставылы памятнык биля администрации, а козак ны в нашей папахе, та щей дэржэ уздечку ны в той руки.
Ны дай Бог мэру города сотворыть, а новому губернатору благословыть цэ хорошо задуманэ, но нелепо исполненное мероприятие.
Вот молодци козакы в Бриньках! Не памятник – цилэ произведение отгрохалы! Як положено, крест православный и казак с конем во всю величину и величие. Кажуть, шо на его открытие був сам Церетели. Це ёго работа… Одна брыхлыва газета по цёму поводу пысала, шо цей памятник, мол, олицетворение усим кубанским казакам – героям той войны… А я, вот так по-стариковски думаю, шо, может, вин и був бы тим самым олицетворением, если бы ёго Церетели зробыв на колесах: постоял в одной станице – давай в другую, потом в город, на той самый бульвар, або возле пузатого слоника, и опять гэть кудась… Но бриньковцы и ти, хто им помогав, знали, шо роблють: для сэбы, добротно, ответственно и навсегда».
Авторы первого проекта завершили свою очередную работу для двухтомного сборника «Страницы казачьей славы» (Об участии казаков Таманского отдела Кубанского казачьего войска в Первой мировой войне 1914—1917 гг.). Собран объёмный материал о боевом пути шести таманских полков, четырёх пластунских батальонов, двух конных батарей. Постанично выстроены 3552 убитых, раненых, контуженных и без вести пропавших, 3508 награждённых Георгиевскими крестами и медалями «За храбрость»...
Какая судьба уготована этой очередной книге казачьей памяти? Неужели на её пути те же преграды и будущие власти, которой давно надо взглянуть на то, кого и на чём мы воспитываем, на какой истории и на каких традициях.
Пробелы в сознании и поступках не остаются пустыми. Они заполняются сразу ненашим, чужим, вредным.
Свидетельство тому — пример соседней «незалэжной», когда за четверть века перевернули историю и воспитали новое поколение, у которого уже есть дети, которые в детских садах поют пока что не понятные для них куплеты «Москаляку на гыляку!».
Старшее поколение казаков особо заботилось о воспитании своей достойной смены и было в ответе за это перед Богом, царём и Оте­чеством. Казак-патриот воспитывал себе подобного на собственном примере и собственной истории...
Власть на Кубани поменялась, и есть надежда, что дела двинутся в лучшую сторону. Идут перестановка, переоценка, грядут перемены в законодательной власти края.
Глядишь, среди этой власти теперь будет гораздо больше тех, кто станет чаще смотреть в звёздное небо, как безмолвно и задумчиво перемигиваются те самые зирочки — глаза наших далёких предков, а не в собственный глубокий карман.
Кубань — казачий край, и в отрыве от его героической истории — это уже не Кубань.
В этой истории — наши корни, наша сила, гордость и уверенность в завтрашнем дне. Казаки оставили нам в наследство богатый и цветущий край в надежде на то, что будущие поколения его сохранят, сделают краше и никому не отдадут эту землю, где каждая десятина окроплена каплей казачьего пота и крови.

P. S. В этом саднящем душу ворчании не было затронуто участи казачества, которое после политической реабилитации 90-х годов осталось, мягко говоря, экономически несостоятельным, превращенным в конце концов из войскового сословия в общественную организацию, а многие атаманы разных уровней, до конца, не осознав своей роли в затянувшемся процессе этнического возрождения, согласно социологическому исследованию кубанских ученых отнесены к денщикам (драбадантам – староказачье) у той самой части бездушной власти на местах, которая сменяется у нас довольно часто.

И, может, было бы полезным для её самообразования положить на стол каждого властного кабинета Царскую грамоту от 30 июня 1792 года черноморским казакам, подлинник которой бережно хранится в канцелярии кубанского казачества как безмолвный хранитель завоеванного авторитета и вечного права жить на Кубани и быть таковыми.»
Август 2015 г.

М. С. ТИМЧЕНКО, Войсковой старшина
Кубанского казачьего войска
атаман Кореновского казачьего общества.
 с 1997 г. по 2010 г.

 

И ЛЕРМОНТОВ НЕ НУЖЕН

    

(В министерство культуры Краснодарского края)

До октября, когда сама собой возникнет великая дата рождения М. Ю. Лермонтова (200 лет), осталось всего ничего, а заметной подготовки к торжествам в крае не наблюдается.
Лермонтоведов на Кубани нет, вместо них кандидаты филологических наук, преподаватели и заведующие отделами культуры в районах. Эти господа и намечают какое-то научное мероприятие в Тамани.
А что будет издано?
…В Тамани после открытия музея работал В. А. Захаров. Он давно в Москве. До Тамани служил в Тарханах и Пятигорске. Жизнь и творчество Лермонтова интересовали его с молодости. Он составитель большой «Летописи», автор книги «Загадки последней дуэли» и многих статей (всё печаталось в Москве).
…В. А. Захаров специально к юбилею составил книгу о пребывании Лермонтова на юге России, в частности, в Тамани и на землях Кубани. Издание этой книги обошлось бы государству в 100 000 рублей (или чуть более). Шоу-певцы на днях городов и станиц стоят дороже.
Празднование юбилея М. Ю. Лермонтова нельзя доверять дельцам, дежурным распорядителям, то есть «калифам на час».
Если в нас сохранилось кое-какое русское достоинство, то мы спохватимся в оставшийся срок и в грязь лицом не ударим.
Согласны?
30.07.2014

В. ЛИХОНОСОВ,
 г