Меньшикова Эмма Петровна

Поэт. Член Союза писателей России. Автор четырех книг – «Когда-нибудь…» ( 1999 г .), «Открыт мой дом» ( 2004 г .), «Крестный путь, голгофская дорога» ( 2006 г .), «Дыханье бытия» ( 2009 г .).

Родилась в городе Шяуляй тогда еще Литовской ССР. Окончила Латвийский государственный университет (филологический факультет, специальность русский язык и литература). До 1984 года жила в городе Тарту, Эстония. Работала в университетской библиотеке. Преподавала в школе, воспитывала детей в детском саду, служила в Советской Армии.

С распадом Союза переехала в Россию, в Липецкую область. С 1994 года работает журналистом. Живёт в городе Липецке. Является редактором отдела областной «Липецкой газеты». В прошлом году стала победителем всероссийского журналистского конкурса Фонда помощи детям, находящимся в трудной жизненной ситуации.

Основатель литературной студии «Родники» в городе Усмани.

Публиковалась в региональной и российской прессе («Подъем», «Литературная Россия», «Роман-журнал XXI век», «Молодая гвардия», «Всерусскiй соборъ», в коллективных сборниках.

Лауреат областной Замятинской премии. Поэтическому сборнику «Дыханье бытия» присвоено в области звание «Лучшей книги года».

Православная. Замужем, имеет взрослую дочь.

* * *
Неужто грачи прилетели?!
Ещё до весны две недели,
Ещё злопыхают метели,
Как будто глубокой зимой…

А птицы летят к своим гнёздам –
Их тучи на небе промозглом,
И поздно жалеть уже, поздно,
Что рано вернулись домой…

А впрочем – какое там рано!
От воздуха родины пьяны,
Презрев свои жаркие страны,
Ликуют, галдят вразнобой

И мечутся в небе остылом,
Гонимы неведомой силой
К родным тополям и осинам,
К земле, что зовётся судьбой…
2012

* * *
На Земле обычный зимний вечер –
Неба синь и снега тусклый свет…
Что ж так душу тянет этот вечный
И непритязательный сюжет?

Слишком хрупким стал миропорядок,
Слишком неспокойно стало жить –
И вздыхают бабки у лампадок:
Ах, успеть бы смертное сложить…

С каждым днём всё гуще мгла над Русью,
Каждый год в России – недород.
И темнеют ликом Ржев и Усмань,
Снова ворог Русь в полон берёт…

Оттого и на душе тревога:
Ускользает в прошлое сюжет –
Русь святая, зимняя дорога,
Неба синь и снега тусклый свет…

ВИДЕНИЕ
Даль в цветах и светлая дорога...
Но сомкну глаза свои плотней.
Не прошу прозрения у Бога –
Слишком долго шла я от порога,
Разбивая в кровь босые ноги,
Чтоб на склоне сумеречных дней
Откреститься от судьбы своей.

Ну а вдруг откроется дорога…
Слава Богу! – помолюсь Ему.
И пойду осмысленно и строго
По дороге той, где мокла я и дрогла,
Где смиренно волокла суму,
Замирая от печали и восторга
И не понимая – почему…

* * *
Уже такая ночь, что мне
И вспомнить не дано,
Ты был со мной или во сне
Привиделся давно,
Какие напевал слова,
Прижав к своей груди,
И почему с собою звал,
А уходил один…

Уже такая ночь, что я
И вспомнить не могу,
Твоя была или ничья
На дальнем берегу
И кто касался губ моих
Шершавым шёпотком,
Но и сейчас я слышу стих
В дому своём пустом…

ПОЭТАМ БЕЛОЙ ГВАРДИИ
Господа, вы спите на чужбине.
Но и мы в России не свои.
К нам орды сбираются доныне,
И за Русь опять идут бои…

Снятся вам раздольные равнины,
Избы кротких русских деревень,
У крыльца родного – куст рябины,
А вдали, за церковью, – сирень…

Как вас долго тешила надежда,
Что ещё вернётесь в отчий дом,
Что ещё увидят ваши вежды
Небо над Россией, тихий Дон…

Что ещё помолитесь, как прежде,
В храме, где крестились в оны дни…
Но, увы, и храм уже повержен,
И огни деревни не видны…

Русских нынче по миру пустили,
Мужиков сгубили без ружья:
Фермы и дома стоят пустые,
Над погостом вороны кружат…

Господа, чужбина вам постыла,
Но и нашу землю топчет тать –
Вновь нам отвоевывать Россию
Горсть за горстью и за пядью пядь…

ОСВОБОДЕ
Какие-то ходы и переходы
И тягостное чувство несвободы…
                               М. Петровых

И безвинная корчилась Русь
Под кровавыми сапогами
И под шинами чёрных марусь…
                                А. Ахматова
Злость к поборникам свободы,
Злость к ревнителям ярма…
                                Г. Иванов

О какой мечтали вы свободе?
Вот она – без троек, без марусь.
И свободно наши воеводы
Грабят, продают святую Русь.

Им куда милее куршавели,
Нежели Отечества дымы.
И река народная мелеет
С каждым годом –
нас уже не тьмы…

Да, вас увозили на рассвете,
В жерлах тюрем исчезали вы.
По доносам шли и по наветам
Тех, кто сам потом в подвалах выл.

Нас не вызывают на допросы,
Всей страной попали мы в полон.
Защищали Русь великороссы,
Было время, от иных племён,

Насмерть стоя у границ Отчизны.
Нынче нас – хоть голою рукой…
Вместо свадеб и крещений – тризны,
Не во здравие поём, за упокой…

Вот она, свобода без затвора.
Вот она, Россия без Марусь.
Под расчётливым и тёмным взором
Корчится униженная Русь.

ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК
Молила – только позови!
А нынче голос не узнала.
Всю жизнь лечилась от любви,
Но оказалось, жизни – мало.

Уже и голос позабыт,
Лицо и жесты – как в тумане,
Но память сердце – не обманет
И вспять не повернёт судьбы…

Вот, как положено, твердишь
Ты что-то про семью и дачу,
А сердце слушает и плачет
О том, что ты не говоришь…

* * *
В полях, куда ни глянешь, – птичьи стаи.
Они в края чужие улетают,

Где солнце круглый год сияет жарко,
Где сытно и тепло под сенью парков,

Где легкокрылые парят стрекозы
И не грозят метели и морозы…

Что ж, птицы, вы и зёрна не клюёте?
Уже и день осенний на излёте,

Уже и ветер подвывает стылый,
А вы ещё и с полем не простились,

А вы ещё не нагляделись вволю
На русское туманное раздолье,

На тополя и на родные гнёзда,
Куда вернётесь вы весной промозглой…

Что ж вы к земле приникли, словно к маме?
Летите, птицы, там, за облаками

Вас лето ждёт, не буйствуют стихии
И снятся сны о доме и России…

* * *
Опять заплакала душа,
А значит, стала ближе к Богу…
О, эта песня лягушат
В пруду заросшем у дороги,
И танец лошади в лугах
Под музыку
Заката,
И бабы с тяпками в руках,
Платочками
Объяты…

Степные запахи земли
И сердцу милые приметы –
Цыплячий выводок в пыли,
Берёзы в белое одеты,
И покосившийся журавль
У старого
Колодца,
И неба трепетная даль,
И свет
Оттуда
Льётся…

В слезах возносится душа
Всё выше – и всё ближе к Богу.
Трава колышется шурша
И что-то шепчет на дорогу…

* * *
Тихо падаем ввысь…
И держись - не держись
За траву бытия,
За соломинку-жизнь,
Оторвёт, унесёт
В глубину зыбких вод,
И с рекой забытья
Уплывём в небосвод.

* * *
А жизнь неумолимо истекает –
Как сердца жар,
Как горная река…

Черты мои стираются и тают,
Душа другие
Ищет берега…

* * *
Не опоздать – на золотую осень…
На алую рябиновую кисть,
На журавлей, взлетающих с откоса
В туманную неведомую высь,

На клёнов медь, на тёмный глаз каштана
В колючем обрамленье кожуры,
На дым костра в ночи, травы шуршанье,
На акварель зардевшейся зари…

На ландыши не опоздать лесные,
На трели соловья и майский дождь,
На солнца луч сквозь ставенки резные
И на слова, которых кто-то ждёт…

Умчатся дни в просторы вековые –
И мир другим окажется без нас.
Не опоздать на жизнь, где всё впервые
И в то же время всё –
В последний раз…

* * *
О, предки бедные, вам стала ль пухом
Земля чужая, где я родилась?
Идти на Запад дали вам приказ –
Но как домой вернуться вашим внукам?

К родне по вере, по Великим Лукам,
Где русским духом был благословлён
Весь род мой до скончания времён,
Рвалась я после горестной разлуки…

Шестнадцать лет хождения по мукам –
По деревенским избам, по углам…
Жила с грехом и горем пополам,
Наперекор пророчествам и слухам…

Ну, не ходила разве что за плугом –
Зато и по воду, и с тяпкой в борозде…
– Мой дом в России, – говорю везде.
А дома нет – и сердце бьётся глухо…

* * *
Всё чаще приходят ко мне
Мои повзрослевшие дети.
С годами они всё родней,
За них я навечно в ответе.
Их лица светлы и грустны,
Улыбки немного смущённы…
Когда-то я видела сны,
Где все мои страхи никчёмны,
Где нет ни беды, ни грехов,
А дети разъехались просто
И скоро на первый мой зов
Откликнутся, съедутся в гости.
И вот они, передо мной.
- Ну, как ты? – с порога бросают.
Пьют чай, говорят о земном…
Но эта картина простая,
Увы, только грезится мне.
А после, уже на рассвете,
Я слышу, как плачут во сне
Мои не рождённые дети…

НОЯБРЬ
Лесные полосы прозрачны,
Сквозь них просвечивает даль –
Там облака плывут враскачку
И машет веткой краснотал…

Пустынно и в душе осенней –
Ни звука там и ни лица…
И проступает всё яснее,
О чём не знаешь до конца.

ПОЗДНЯЯ ОСЕНЬ
Вдоль дорог – продрогшие берёзы,
На кустах пожухлая листва,
И рябин налившиеся грозди
Тяжело свисают на ветвях.

Ели, как ежи, в разбухших шубах,
Ждут мороза, вьюги – но, увы…
И твои обветренные губы
Уж не шепчут больше о любви…

* * *
Я не встречу тебя – и ладно.
Снег сегодня идёт со мной.
А с тобою другая рядом –
Ты сегодня идёшь с женой.

А вокруг – непорочный вечер!
Слышно музыку бытия.
Опускается с неба вечность,
Тихо льётся нежность моя

И на плечи тебе ложится
Белым снегом, теплом руки…
Это всё мне могло присниться.
Да и руки мои тонки…

* * *
Досталось мне и боли, и трудов…
Хватила лиха – так что, слава Богу.
И возвращаюсь к Отчему порогу
Согбенная под тяжестью грехов.

Не сетую на скудное житьё,
На то, что платье – из суровой пряжи,
И не взываю в исступлённом раже
К иконам о спасении своём,

А в стороне от вражьих голосов
Молюсь в тиши за светлый день России,
Чтоб дал Господь ей крепости и силы
Стоять за веру дедов и отцов.

И вижу, как сама старуха-Русь
Крестом широким осеняет поле…
Но даже коршун здесь не кружит боле,
Лишь сиротливо пламенеет куст.

* * *
Деревня – Руси колыбель.
Здесь люди просты и доверчивы.
Скрипит вековой журавель,
Как люлька, которую женщина
Качает в далёкой ночи
И плачет о чем-то несбывшемся…
А каша томится в печи,
И пламя в лампадке колышется…

* * *
Автобус рейсовый –
Машина времени.

Час турбулентности –
И века нет.

Над захудалыми
Местами древними –

Курчавой дымкою
На небе след.

В избе бревенчатой
Бабуля молится

На покосившийся
Иконостас.

А за околицей –
Такая вольница!

И одиночество,
Как отродясь…

К оконцам-клеточкам
Снежинки лепятся,

Слезами вечности
Стекая вниз.

В углу за печкою
Козлёнок греется –

И бабке кажется,
Что длится жизнь…

Луна рассеянна –
И над деревнею

Едва колышется
Неясный свет…

Час турбулентности
В машине времени –

И света не было,
И века нет…

КРЕСТЬЯНСКАЯ РОССИЯ
О, сирая убогая Россия…
Крестьянкой горемычною она
В таких трудах детей своих растила,
А нынче им как будто не родня.

Стоит она, понурясь, у порога
Изрядно покосившейся избы –
И смотрит на пустынную дорогу,
Тоску свою за годы не избыв.

Всё ждёт, когда взойдут богатырями
Сыны в её монашеский приют –
Сменяется пейзаж в оконной раме,
А дети не идут и не идут…

Пеняют, что богатства не нажила,
Стесняются линялого платка…
Весь век свой в борозде тянула жилы,
А из добра – понёва да клюка.

– Что нам дала она?! – упрёк бросают, –
Каким наследством наделила впрок?..
Стрекочет прялка у печи, петух в сарае
Вновь от чего-то мир предостерёг…

Но кто бы внял...
Ни шороха, ни звука
По всей округе – вымерло село.
А где-то на чужом наречье внуки
О бабке нищей поминают зло:

Мол, что хранит: лубочные иконы
В окладах из дешёвенькой фольги?
Нательный крест из лавочки церковной,
Который не заложишь за долги

И на торги не выставишь – бесценен!
Ещё земля и воля есть у ней…
Стоит Россия на ветру осеннем
И ждёт своих заблудших сыновей…

Но что им воля, сытым да холёным.
И что земля им – так себе товар…
Но час пробьёт: с раскаяньем, поклоном
Они взойдут на свой порог, как встарь,

И перед ликом перекрестятся Господним,
К иконам материнским припадут…
О Русь святая, Николай Угодник
Им за любовь твою укажет путь,

Воздаст им по твоим молитвам истым,
По вере и трудам, по житию…
Стучится дождь в окно, опали листья,
А в доме старом всё кого-то ждут…


* * *
Ах, ты, Русь моя хрустальная!
Даль трепещет на ветру…
Колоколенка печальная
Молча дремлет на юру.
И звенит ковыль, качается,
Навевает вещий сон –
Как из странствий возвращаются
Сыновья на Тихий Дон…

НАСТРОЕНИЕ РОМАНСА
Ещё один вечер кончается…
Ямщик, не гони лошадей!
Ещё для меня заливается
Какой-то шальной соловей,
И песня взволнованной сказкою
Над тихою речкой плывёт,
А кто-то хороший и ласковый
Меня за околицей ждёт.
Звезда ещё светит заветная,
Трепещет душа и болит…
Пусть утро туманное, бледное
Гасить ту звезду не спешит,
Пусть сердце ещё попечалится
О том, что уже не вернёшь…
Ещё один вечер кончается,
А жизнь продолжается – что ж…

* * *
Есть Бог…
        Покуда человек на свете есть.
Да, смертен он. Да, слаб и ненадёжен.
Но кто б Тебе молился, святый Боже,
И подавал бы Ты кому благую весть?

Кто в хаосе земном искал великий смысл,
Открыл кто душу за стенаньем плоти?
Кто грех познал в сплошном круговороте
И осознал его в своём стремленье ввысь?

Чья мысль рождает образ твой, рисует лик,
Кто крест возвёл, распял Тебя навеки?
Кто низок так, помимо человека,
И кто ещё так искупающе велик?!

Бог есть…
        Он человек, постигший жизни суть,
Он дух его, высокий и бессмертный,
Взлетевший над земною круговертью.
Бог есть – иначе просто жуть…

ОТРЫВОК
В моей душе лишь огонёк трепещет,
Колеблемый дыханием любви.
И в ожиданье неизбывной встречи
Я Господа молю: благослови…

И Он дарует мне Своё прощенье,
Призвав к Себе в урочный день и час.
И я пойду дорогой возвращенья,
Божественной мелодией томясь…

* * *
Любовь – она всегда от Бога…
А мы свой суд над ней вершим.
Не в силах воспарить высоко,
Не ведаем её вершин.

Самонадеянно и строго
Грозим прервать её полёт,
Когда душа с немым восторгом
За нею рвётся в небосвод…

И как рассудочно-убого
Ей предъявляем счёт земной!
Убить любовь? Побойтесь Бога –
К Нему дороги нет иной…

* * *
Не надо мне тебя – не приручай.
Мой крест тяжёл, но он – от Бога.
Его несут на собственных плечах,
Не прибегая к дружеской подмоге.

Не надо мне тебя – не говори,
Что я дороже всех на свете.
У нас с тобою разные миры –
Ты на Земле, а я витаю где-то.

Не надо мне тебя – и не тревожь
Мне душу суетным признаньем.
Пройдёт над миром легкокрылый дождь –
И всё пройдёт однажды утром ранним…

* * *
Что такое тоска?
Груз на сердце таскать,
Правду искать во лжи
И через силу жить…

Что такое беда?
Стыть на ветру, когда
Выжжено всё дотла
Там, где душа была…

Что такое печаль?
Лучше не отвечай.
Это любовь твоя
И нелюбовь моя…

* * *
То ль из себя вырастаю,
То ли собой становлюсь.
Словно отбилась от стаи,
Но ничего не боюсь.
Буду лететь в одиночку –
Чувствую силу крыла –
И не на ближнюю кочку,
А на простор, где земля
С небом смыкается синим…
Ох, и раздольна ты, Русь!
Помнишь, когда-то наивно
Я обещала – вернусь?
Только летать не умела –
Ты терпеливо ждала.
Видишь, я всё одолела,
Птицею белой взлетела
И – была не была!...

РОДИМАЯ ЗЕМЛЯ
Мать-земля, кормилица, родная…
Как крестьянка русская проста.
Я к тебе с любовью припадаю,
Слышу вздох тяжёлого пласта.

Уж калечили тебя, кромсали,
По живому рвали на куски,
Навсегда от гордости бросали
И с ума сходили от тоски.

За тебя, земля, веками бились –
В каждой пяди кровь твоих сынов.
У небес испрашивали милость –
Богородицы спасительный покров…

Орошали потом и слезами,
Взращивая колос золотой,
А потом в тебя ложились сами,
Свой последний обретя покой…

Чем же мы надумали разжиться?
Прахом предков, вечностью святынь?
Тихо плачет бабка у божницы:
- Господи Исусе, не покинь…


* * *
Бездомною была…
Но не безродной.
Скиталась по Земле, ища покой,
Всегда с мольбой о милости Господней,
Но никогда – с протянутой рукой…

* * *
Вы начинали жить с нуля?
Не с понедельника – с начала.
В избе чужой и обветшалой,
Где ни уюта, ни тепла…
А за окошком вяз шумит
И чей-то дух витает скорбный,
Стучит по крыше дождик дробный –
И ни о чём не говорит…

Вы начинали жить с нуля?
Где всё впервой – земля и песня,
В краю, доселе неизвестном.
Где ни двора и ни кола.
А там, в оставленной дали,
Тоскует женщина седая
И слёзы льёт, не уставая
За дочь Всевышнего молить…

Вы начинали жить с нуля?
Без лиц знакомых, без привычек
И на правах почти что птичьих –
Мол, вас Россия не звала.
А годы мчатся под уклон,
И нет покоя им, как птицам.
И в дверь никто не постучится –
Открыт мой дом со всех сторон…

АВГУСТ
Земля почти благоухала…
И запах лета источала,
Как увядающий букет.
А может, запах многих лет –
Веков, тысячелетий даже! –
Вдыхали мы с тобой однажды,
В бессилии блаженном лёжа?..
На счастье это так похоже.

Из новых стихов

Из новых стихов

Из новых стихов

Из новых стихов

Вернуться на главную