Юрий Сергеевич Павлов

Павлов Юрий Сергеевич - поэт и прозаик. Родился в 1950 году.
Закончил факультет русского языка и литературы Владимирского пединститута, по окончании которого работал учителем сельской школы.
Член Союза писателей России с 1995 года . Автор девяти книг поэзии и прозы.
Печатался в альманахах "Памятники Отечества", "Владимир", «Клязьма», "Годова гора", а также в журналах "Наш современник", «Родная Ладога», «Великоросс», «Православный воин», еженедельнике "Литературная Россия", газете «Советская Россия».
Лауреат премий «Слово к народу» редакции газеты «Советская Россия» (2011г.) и им. Сергея Есенина «Русь моя» (2016г.). Кавалер ордена «Свято-Евгеньевский Крест» 3-ей степени (за поэму «От креста до креста» - 2012 г.).
Живёт в городе Владимире.

«Милее мне без ретуши Россия»

 

РОДНОЕ
Трактора рокот негромкий,
Тишь да белесая мгла.
Леса далекого кромка
По горизонту легла.

Тонет в безмолвии рокот,
Тихо кругом и свежо,
Лишь прострекочет сорока,
С ветки осыплет снежок...

И в тишине онемелой
Дремлют стога на лугу.
Этот пейзаж черно-белый
Долго в душе берегу.

Прочно, до крайнего срока
В память впечаталось так:
Снег... На заборе ­- сорока...
Стог на лугу... Березняк....

* * *
Метут снега, метут по всей России,
Который день – призывно и светло,
И лишь метель стихает, обессилев,
Другая вновь ложится на крыло…

Лежит земля – бела и первозданна,
Лишенная обычной суеты,
И каждая безмолвная поляна,
Как совесть, – самой высшей чистоты!

Что в белизне? Какая мощь и сила?
Какие краски в стынущих полях?
Но мне милей без ретуши Россия,–
Как мама, что умаялась в делах…
И сердце вдруг пронзительно уколет
Предчувствием недальняя беда,–
Что мир неповторим, и это поле
Я не увижу больше никогда!..

Березняки из простенького ситца,
Где в сумерках светло, как будто днем…
Как ты смогла, Россия, поместиться,
Большая,– в сердце маленьком моем…

* * *
Взойду на мамино крыльцо,
В окошко стукну синей ранью,
Ее лицо мелькнет в герани,
Родное, милое лицо!

И вновь за много лет и зим
Наш дом веселым, шумным станет,
Отец соления достанет
И все положенное к ним!

У этих стен секрет простой,
Свое целительное свойство –
С души уходит беспокойство,
И обретается покой!

И все, что было – отлегло,
Я словно груз нелегкий скину…
И кот сибирский, выгнув спину,
Потрется об ногу тепло…

* * *
Про жизнь забыл я городскую,
Живу среди лугов и нив
И по асфальту не тоскую,
Себе ни в чем не изменив.

Здесь даже звезды ближе, ближе,
И задушевней соловьи.
Заря не раз еще залижет
Все раны острые мои.

Земля моя! Творец и лекарь!
Начало всех земных начал!
Каким немыслимым калекой
К тебе не раз я приползал!

Но ты снимала боль, и снова
Я ощущал приливы сил,
Прости, что ласковое слово
Тебе сказать я не спешил…

Вот и теперь, когда мне тяжко,
Спешу к тебе в твой птичий гам
Прильнуть к трепещущим ромашкам,
Как к теплым маминым рукам…

* * *
Опять позвала меня осень
В цыганские дали свои,
Туда, где меж бронзовых сосен
Полощется пламя зари.

Опять позвала, не спросила,
Готов ли, – назначила срок.
Призывная скрытая сила
Шагнула ко мне на порог.

В лампадном огне листопада
Душою очиститься рад –
За всех, кто обижен когда-то,
За всех, перед кем виноват!..

Тряхнет на ухабах российских,
И в памяти встанет на миг:
Ромашковым лугом росистым
Бреду босиком напрямик…

И прошлое дальше листаю,
И грустью туманится взгляд.
А листья, как бабочек стаи,
Летят на дорогу, летят…

* * *
То ельник, то мхи и болотца,
То снова болотца и мхи…
Упасть, о траву уколоться
И выдохнуть с болью стихи!

Упасть, о траву уколоться
И слушать, как в гулкой дали
Водой родниковою бьётся
Глубинное сердце земли.

И думать под северным солнцем
Под шум, навевающий сон:
Так чьё ж это сердце так бьётся –
Земли иль моё – в унисон?!

И мысли стремятся в полёт,
И сердцу становится тесно.
А лес всё поёт и поёт
Свою бесконечную песню…

* * *
Согреет ли душу горящий осинник,
Проникнет ли в сердце всевидящим оком -
На родине милой мне в сумерках синих
Не так одиноко, не так одиноко...

Не эта ли родина грустно манила,
Являлась мне в снах далеко в зарубежье,
И в душу вливалась незримою силой:
Черемух разливом, ромашек безбрежьем.

То пылью дорог, истомившихся в зное,
То запахом буйно цветущей крапивы,
Под вечную мысль, как раненье сквозное:
Покуда мы любим, до тех пор и живы!

И дорог мне вечер задумчиво-мглистый,
С ватагой гусей, ковыляющих к дому,
Их лапки, как будто кленовые листья,
Шуршат по тропинке, до боли знакомой...

* * *
Всего минуту это длилось:
Клонилось солнце на закат
И в лес монеткой провалилось,
Как в телефонный автомат.

Но не связало… не связало…
Меня с тобой… меня с тобой…
И мне аукнулись с вокзалов
Гудки короткие – отбой.

Сгорел закат, полоска гаснет,
Но завтра вновь приду сюда
С надеждой робкою на счастье
Когда-нибудь услышать: "Да!"

* * *
Под корень спилена сосна,
И под лесной немолчный говор
Вдруг с треском грохнулась она
В развилку дерева другого.

В объятья мощные упав,
Сцепились крепко ветви-руки,
Они собой являли сплав
Блаженства, горечи и муки…

Им так стоять до первых вьюг,
Как знак судьбы иль наказанье,
И нет в лесной глуши вокруг
Сильнее этого касанья!

Ведь жизнь - извечная борьба,
И кто сдается в ней без боя!
Не разлучи меня, судьба,
С той, что дарована тобою!

* * *
Есть светлая радость работы
В осеннем саду в тишине –
До крепких мозолей, до пота,
До сладкой ломоты в спине.
В такие мгновения года
На скрытом земном рубеже
В труде вдохновенном природа
Созвучна усталой душе…

И хлеб мой не так уж и горек,
И в эти осенние дни
Отрадно взглянуть на пригорок:
Не едет ли кто из родни?!

* * *
В царство нехоженых тропок и просек
Вновь отправляюсь ни свет, ни заря.
Долго стоит небывалая осень,
Видимо, это не зря…

Ветер вздохнет – шевельнется дорога,
Желтый на гребне поднимется дым.
Лес просветлевший, как пастырь пред Богом
В день причащения к Тайнам святым…

В этом шатре с поредевшим навесом
Чувствую с деревцем каждым родство.
С осенью только ль прощаюсь да с лесом?! –
Может быть, – больше того?!…

Сердце колотится пойманной птицей,
Словно дитя, своих чувств не тая,
Радуюсь жизни, ведь может случиться –
Это последняя осень моя…

* * *
Клин журавлиный в дымке тающий
На склоне гаснущего дня
С печальным криком пролетающий,
Прошел, как ток, через меня.

Внутри как будто что-то хрустнуло
И в тот же миг оборвалось,
На эту песню дивно-грустную
Всем, что в душе, отозвалось…

Осиротело поле стылое,
Когда растаяли вдали,
Как будто что-то очень милое
Они с собою унесли…

И грустью давней, и усталостью
Опять повеяло с полей.
Так каждый год все ближе к старости –
От журавлей до журавлей…


* * *
Все реже дней безоблачных сияние,
Но и они неспешно отгорят…
И утомленный сумерками ранними,
На наши плечи ляжет снегопад.

Последнее тепло в прощальном всплеске
Мелькнет вдали вкраплением рябин,
Как будто в ожерелье перелесков
Горит искусно вправленный рубин.

Все ближе снег – земли седины ранние,
Но он грядущей старости не в счет,
Над Родиною тихое сияние –
Наверно, не последнее еще…

Стихи о весне

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"
Система Orphus Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную